OTTO DIX official forum


Текущее время: 24 фев 2019, 05:06

Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 7 ] 
Автор Сообщение
 
Заголовок сообщения: мой роман
Сообщение Добавлено: 18 июн 2012, 23:28 
готя маленький
Аватара пользователя
Сообщения: 24
18 июн 2012, 23:18
Концерт для нее. Роман.
За окном светило солнце и пели птицы. Наконец-то наступило тепло. Можно было снять с себя теплую одежду и почувствовать, как кожу приятно греет солнце. Зазвонил телефон.
- Алло!
- Привет! Представляешь, я купила билеты на концерт сегодня вечером. Погода как раз разгулялась, пойдем, развеешься заодно!
- Я даже не знаю! Может в следующий раз? Мне и надеть-то нечего…
- Ты что с ума сошла? Какой «следующий раз»??! Они в наш город потом, может, лет через десять приедут. Пошли.
- А что я надену? Вдруг вечером похолодает?
- Так все! Я за тобой вечером заеду и придумаем, что тебе одеть! До вечера.
Мила еще какое-то время смотрела на трубку, в которой раздавались гудки, потом положила ее обратно и пошла в душ.
- Ну, какой еще концерт? – подумала она. – Вечно Ленка, что-нибудь придумает.
Из ванной она пошла на кухню, ставить чайник. Пока чайник закипал, Мила достала свою кружку, насыпала сахара, бросила ложку кофе и стала задумчиво мешать, глядя в окно.
За окном светило солнце, и она открыла форточку. Мила подумала о том, что Ленка собиралась осенью сыграть свадьбу, и постоянно всех предупреждала, чтобы никто не вздумал ехать в отпуск в «теплые края». Это выглядело очень смешно, и она улыбнулась. Закипел чайник, она встала и налила кипяток в кружку, помешивая кофе ложкой, села обратно на стул.
Попив кофе, она решила высушить голову, потому что потом, волосы подсохнут в полотенце, и их будет трудно уложить. Она наклонила голову и стала вытирать полотенцем волосы, и тут услышала свое имя. Мила резко выпрямилась, и сдернула с головы полотенце. Тишина. Нет, она не сошла, конечно, с ума. Да и, что можно услышать в пустой квартире. Нет, ей просто опять – кажется. «Надо успокоиться и жить дальше» - подумала она.
Ленка последнее время светилась, как самовар, она наконец-то выходит замуж. Ей, конечно, было жаль Милу, которая все сидела дома, и ждала своего «единственного и навсегда», как она сама выражалась. Вчера жених достал билеты на концерт ее любимой группы. Они хотели пойти туда вместе, но Ленка уговорила его не ходить, мол, им с Милой надо поговорить, о женском, о свадьбе и поэтому он там будет «третьим лишним». На самом деле Ленке хотелось вытащить ее, хоть куда-нибудь, лишь бы не смотреть, как она просиживает молодость в одиночестве, почитывая романы. Она долго смеялась, когда прочитав очередной роман, Милка ждала, что вот сейчас в форточку влетит принц на белом коне и завалит ее квартиру миллионом роз, хотя, наверное, даже половина миллиона в ее маленькую квартирку не влезет.
Ленка рылась в своем бездонном гардеробе и искала, что она оденет вечером. «А, вдруг артисты пройдут мимо нее, а она будет ужасно одета» - думала она, роясь в гардеробе. Через двадцать минут, когда образ был почти готов и продуман макияж, Ленка вдруг вспомнила, что хотела привезти пару вещей Милке, если у нее действительно «нечего надеть». Из-за этого «нечего надеть» она не собиралась пропускать концерт своей любимой группы или ехать туда без подруги, тем более что своего благоверного она уже «отправила».
Ленка приехала, как всегда, с большим пакетом и Мила подумала, что теперь вместо концерта она уморит ее примерками. Ленке всегда нравилось одевать ее в свои вещи или, на худой конец, если она совсем отказывалась, что-либо одевать, та вытряхивала весь ее гардероб и одевала «на свое усмотрение». Вот и сегодня Мила стояла и смотрела, как на кровати растет пирамида из ее вещей, а Ленка все никак не может успокоиться. «Опять потом все раскладывать по вешалкам и полкам»- подумала Мила глядя, как пустеет ее гардероб. Наконец наряд был выбран, трудом Ленкиных причитаний и Милиного недовольства. Девушка стояла перед зеркалом и наносила макияж, обычно она не красилась, потому что думала, что «единственный» и так ее найдет, когда придет время, но он, ее, почему то все не находил. Последний раз, взглянув на себя в зеркало, она осталась довольна собой: белая юбка была не слишком короткой, а черная кофточка обещала греть ее лучами заката, если на улице похолодает, длинные темные волосы, уложенные утюжком, приятно грели спину и щекотали шею.
До начала концерта оставалось несколько минут. Ленка как всегда нашла самые лучшие места, и они стояли рядом с ограждением дорожки, по которой из машин будут выходить артисты. А потом вся толпа пойдет в зал и начнется концерт. Мила стояла и ругалась про себя на Ленку, она совсем не хотела попасться на глаза артистам, да и группу такую она не слушала. «Вот, если бы они с Ленкой пришли к какому-нибудь писателю на презентацию нового романа – это да». Она еще о чем-то размышляла, когда почувствовала, что ее кто-то тянет за руку и что-то говорит. Не до конца понимая, что происходит, Мила посмотрела на свою руку – ее держала сильная и холодная мужская рука, ногти, почему то были накрашены черным лаком и на одном пальце был большой металлический перстень, закрывающий весь палец и повторяющий его контур, давая ему, пальцу, гнуться. Мужчина был одет в длинный черный плащ, он стоял и по шевелению его губ, Мила поняла, что он ей что-то говорит.
- Извините, я не понимаю вас! – сказала Мила, стыдясь, что она все прослушала.
- Я вам объяснял, что мне нужна девушка для концерта, и вы мне очень подходите. Понимаете, наша девушка из подтанцовки заболела и не смогла приехать, а мы не можем без нее выступать! – виновато сказал мужчина.
- Я.. я... не умею танцевать! – невнятно пробубнила «девушка».
- Ничего страшного, вам только надо будет стоять рядом со мной. Я вам помогу – сказал он, и вытащил ничего не понимающую Милу на дорожку.
Ленка стояла и чуть ли не плакала. Она, Ленка, всегда мечтавшая, хотя бы автограф получить, сейчас стояла и наблюдала, как подругу уводит ее любимый певец. «Да как он мог?! Она даже их не слушает, а Ленка все альбомы в интернете скачала, и плакаты покупает, и все новости знает, и... и... и накрасилась, вот, тоже для них!» - чуть ли не плача, подумала Ленка. «Ну, Милка, ну смотри у меня! Ты мне все потом расскажешь во всех деталях, подробностях, даже опишешь, как пахнет у них в гримерке!» - злорадно подумала Ленка и пошла за толпой, искать места в зале.
- Девушка не пугайтесь! Я не страшный, это просто у меня грим такой, имидж! – смеясь, сказал мужчина. – Меня кстати зовут Михаэль!
- Милана! – ответила она, еще не до конца понимая, что происходит.
- Очень приятно! Не хочу вас смущать, но вам нужно надеть этот костюм, понимаете это надо для выступления.
Мила посмотрела на него и увидела, что он протягивает ей жилетку с какими-то крючками или карабинчиками черного цвета. Она как во сне натянула жилетку, Михаэль подошел сзади и застегнул ее.
- Нам пора идти! Концерт начинается! – сказал он, подталкивая ее к выходу на сцену.
Зажегся свет, из больших динамиков грохнула музыка, и зрители завизжали в восторге. Ленка чуть не присвистнула от зависти, когда увидела среди артистов Милу, да еще в костюме для специального танца, который очень подходил к ее черной кофте. «Ну почему это не я?» - опять подумала Ленка и стала подпевать, пританцовывая.
Следующая песня была про какой-то знакомый миф, как показалось Миле. На сцену вынесли кровать, положили ее туда, Михаэль опустился на колени рядом, пел песню «Я Орфей, а ты моя Эвридика...», и делал вид, как будто он обращается к ней.
Она закрыла глаза, ей не интересно было, про что он пел, ей хотелось побыстрее уехать домой, и ругать Ленку за этот дурацкий концерт. Она уже обдумывала, как будет ходить по кухне, читать Ленке лекцию и театрально помахивать руками или полотенцем, когда вдруг почувствовала дыхание у себя на шее, а потом резкую боль. Она хотела закричать, но не могла даже пошевелиться, все это было так неожиданно. Мила открыла глаза и увидела перед собой лицо Михаэля, он отстранился от нее, и пел в микрофон «я отвернусь, цепенея от крика, а ты остаешься в снежном аду…», его рот был в крови. Девушка инстинктивно подняла руку, чтобы дотронутся там, где щипало, но он взял ее за руку и поднял с кровати. Ведя ее как принцессу, они дошли до конца сцены и песня закончилась. Свет стал светить по-другому, и опять началась музыка. Михаэль повернулся к ней лицом, одной рукой поставил ее к себе на ноги, и пристегнул ее костюм к своему. Она поняла, что сейчас они будут танцевать медленный танец.
Мила заметила, что это последняя песня, она уже радовалась, что скоро пойдет домой. Музыка закончилась, свет погас, и, вдруг, она опять почувствовала ту же боль, она не могла отстраниться, потому что ее костюм был, пристегнут к костюму Михаэля, ее руки он держал, и от обиды она хотела заплакать. Было ужасно больно, Мила потеряла счет времени и думала, что эта боль никогда не закончится, и домой она придет не скоро, и не успеет сказать Ленке свое мнение о концерте, что ей совсем не понравилось, и что-то еще. Вдруг боль стала не такой сильной и пульсирующей, она еще о чем то думала, когда вдруг поняла, что теряет сознание, и тело наливается слабостью, и ноги, почему то не хотят ее держать. «Черт! Черт! Да, что же это происходит!» - подумала она. В темном зале кто-то стоял, и она полетела в темноту.
Михаэль отстегнул костюм, взял девушку на руки и пошел в гримерную. Ребята были уже там, он прошел и опустил ее на диван.
- Михаэль, ну сколько можно? Нами скоро действительно заинтересуется милиция. Зачем ты так с ней? Ты опять ее убил? – сказал Эрик.
- Нет, конечно! Ты же знаешь, если я и убивал, то в гримерной, а не на сцене! Неужели ты думаешь, что я, такой дурак, чтобы стоять посреди сцены, и пока фанаты расходятся, убивать? Я еще не выжил из ума, Эрик. – Сказал Михаэль и засмеялся.
- Ты отмываться идешь? – спросил Эрик у него. Он уже стоял с полотенцем и собирался идти смывать грим. По имиджу они красили не только лицо, но и волосы, а иногда и приходилось рисовать скелет на теле.
- Нет, я так поеду, дома смою.
- А, что с ней теперь делать? Как ее там зовут, Милана?
- Я как раз хотел ею заняться, пока она не истекла кровью и не умерла прямо здесь! – засмеялся Михаэль.
- А дальше что? – спросил Эрик. – Неужели ты решил ее оставить, хм, себе? – Эрик подмигнул ему и повернулся, чтобы идти в душ.
- Как знать, все может быть, но домой я ее заберу точно, что-то в ней такое есть.
Он достал аптечку и, еле сдерживая «аппетит», стал обрабатывать рану на шее. Он снял с нее костюм-жилетку, взял свой плащ и одел ей. «Еще не хватало, чтобы она заболела, на улице уже ночь, а ее кофта промокла от крови, потом изображай доктора!» - недовольно морщась от «голода», подумал он.
Когда все было готово, артисты прошли через черный ход, как всегда, расселись по машинам и поехали домой.
Ленка стояла у выхода и ждала Милу. Концерт давно закончился, и ей показалось, что в конце танца певец поцеловал Милку, и теперь она стояла злая и прыгала от холода. Прошел уже час, а ее так и не было. Ленка позвонила последний раз ей на телефон, но он молчал. «Ладно, ладно! Приедет домой сама мне позвонит, а если нет, то завтра целый день мне будет пересказывать подробности, а я буду все спрашивать и спрашивать!» - злорадно ухмыльнулась про себя Ленка, и потопала к метро.
Михаэль зашел в квартиру, включил свет и отнес девушку на кровать. Он снял с нее свой плащ, и накрыл ее им, потом подумал и пристегнул одну руку к кровати. Довольный собой он прошел в ванну и встал под душ. «И что мне теперь с ней делать? Отпустить я ее, конечно, не могу после всего этого! Убить проще всего, но что-то заставило его этого не делать. Что в ней было такое, что хотелось оставить ее себе, как собачку, просто чтобы она всегда была рядом». - думал Михаэль, пока вода не смыла весь грим. Он вышел из душа, вытерся полотенцем, оделся и посмотрел на себя в зеркало. Грим весь смылся, не смывались только зубы. Это на сцене он был, как говорят «в образе», готический стиль – непонятный человек для мрачного общества, а на самом деле он уже несколько столетий был вампиром. Он научился под гримом скрывать свою сущность, но в обычной жизни зубы оттопыривали губы, и сначала казалось, что он запихнул еду в рот и не прожевал. Но еду певец не ел. Поэтому он практически не улыбался, по магазинам не ходил и на машине «с ветерком» не гонял, ну может, если, только ночью. На концертах Михаэль был «в имидже» на фотосессиях тоже, а так он уже привык быть один. Он общался с группой, фанатами в интернете, но все же что-то в жизни ему не хватало. Может быть, вот такой вот Милы, которая лежала на кровати, и не знала, что сейчас в эту минуту решается ее судьба? Может быть, может быть.
Он вышел из ванной и пошел на кухню, в отличие от него девушка, наверное, хотела есть. Холодильник всегда был набит продуктами, хотя он их не ел, он кинул кусок мяса на сковородку и налил вина в бокал. Еду он не ел, но спиртные напитки успокаивали его «голод», они так же блаженно обжигали желудок и он на время мог обходиться без крови. «Надо будет побольше заказать спиртного и покрепче, если я оставлю ее себе» - подумал Михаэль, допивая бутылку.
Мясо было готово, он положил его на тарелку и пошел в комнату.
Мила открыла глаза и поняла, что находится не в своей комнате и на чужой кровати. Она резко вскочила и хотела побежать, но рассеянно заметила, что рука пристегнута наручниками к кровати, и сильно закружилась голова, она легла обратно и подумала, как хорошо было бы очутиться дома, налить кофе, сделать бутерброд, начать читать новый романчик. Она даже улыбнулась, когда открылась дверь, запахло жареным мясом, и вошел он с тарелкой. Мила посмотрела на него, на нем не было грима, обычное лицо мужчины, длинные волосы, забранные в хвост, но что-то притягивало взгляд, и она не поняла что.
- Ты, наверное, голодна? Я приготовил тебе мясо! – сказал певец. Он прошел к кровати и поставил тарелку на тумбочку.
И тут Мила с ужасом поняла, что было не так. Зубы. На концерте это был образ, а сейчас пред ней стоял настоящий вампир. Он смыл грим, но не снял зубы, а значит, они не снимаются. Она вспомнила, как ей было больно, и поняла, что зубы были вовсе не накладные.
- Спасибо! А зубы это не часть грима? – чувствуя себя полной дурой, спросила она.
- Нет! – ответил «вампир» и отвернулся.
Она быстро соображала, что делать, наверное она его обидела, или, того хуже, разозлила и он сейчас ее убьет.
- А ты не будешь меня насиловать? – спросила она.
- Нет! – он улыбнулся, оскалив зубы окончательно.
- И есть меня не будешь? – с надеждой спросила она, не отрывая глаз от этих зубов.
- Нет! – повторил он и рассмеялся.
Певец смеялся так беззлобно, что Миле, почему то, стало стыдно и обидно. Ему конечно смешно, не его же украли у всех на виду с концерта, очень больно укусили и сейчас она находится, очевидно, у него дома, на его кровати, да еще и с пристегнутой рукой. Ей вдруг захотелось заплакать, и она отвернулась от него.
Странно, ему еще никогда не было так спокойно и весело, он даже не помнит, когда последний раз так смеялся: от души по-человечески, не пряча зубы, и не заботясь о том, что его сейчас испугаются и пронзительно закричат. И все-таки он прав, в ней что-то есть.
- Послушай, Мила, я не насильник и не маньяк-убийца, и есть тебя я тоже не стану! Да, я вампир, я извиняюсь, если сделал тебе больно! – он внимательно смотрел на нее и, подумав, добавил серьезно. – Но отпустить тебя, к сожалению, я не могу!
«Вот и все!»- подумала Мила. «Не будет больше моей квартиры, а я даже форточку закрыть забыла, не будет больше Ленки!» - на глаза навернулись слезы. « А Ленка, бедная, наверное, стоит и ждет меня, а на улице уже холодно и звонит! Стоп! Где же мой телефон? Он был в кармане!» - Мила хотела сунуть руки в карманы, но тут вспомнила, что одна рука пристегнута, и шея болит и заплакала. Она плакала, одной рукой, закрывая лицо. И ей так жалко было: телефон, который никак не находился; Ленку, которая ждет ее и переживает; квартиру, в которую она, наверное, уже больше не вернется; себя, в конце концов. Не понимая, что она делает, Мила скомкала его плащ, которым была накрыта, свернулась клубком и плакала. От плаща пахло чем-то таинственным, незнакомым, но как будто родным. Она перестала плакать, открыла глаза и посмотрела на плащ, потом зачем-то понюхав его, она вытерла рукой слезы и посмотрела на Михаэля. Он сидел и рассматривал ее, и о чем то думал. «Интересно о чем он думает? Может его спросить?» подумала она.
Михаэль сделал серьезное лицо, наклонился, и поцеловал ее. Он заметил, как она напряглась, и подумал, что, наверное, ей было очень больно, и она ждет, что он опять сейчас ей сделает больно. Но он не собирался ее кусать, ему стало ее так жалко и почему то захотелось поцеловать: как любимую и единственную девушку, по-человечески, как маленького котенка. Он, почему то злился, что она чувствует его клыки и боялся ее поранить.
Певец отстранился и сидел, задумчиво, глядя в окно. Ему вспомнилось, как он бегал во дворе, на улице было тепло, и мама позвала его пить молоко с медом. В мед он макал палец, облизывал и запивал молоком, так было вкуснее. Ему было хорошо и уютно, а потом он опять бежал во двор играть с ребятами. Ребята звали его «Миха», потому что они всегда сокращали имена и считали, что это престижно и «круто звучит». Девчонки в школе иногда в шутку называли его «Мишка косолапый», потом он узнал, что так назывались конфеты и почему-то обиделся. И сейчас целуя эту девушку, ему, почему то все это вспомнилось. Он никогда раньше не вспоминал детство, в его «такой» жизни всегда шла борьба за выживание, за «голод» и он уже забыл, как это – быть человеком, когда тебя любят, когда тебя ждут, когда ты просто нужен и необходим. «Да, что это со мной?! Она тебя боится, и тем более, никогда не полюбит. Посмотри, что ты сделал? Ты сделал ей больно, и сидит она, как собака на поводке». Он повернулся, посмотрел на нее, потом встал, пошел, закрыл входную дверь, быстро вернулся обратно и невидимым движением отстегнул наручник.
Мила сидела, и боялась дышать. «Что это с ним?» подумала она, и потрогала, затекшую руку.
- Ты можешь свободно ходить по квартире, но уйти ты не сможешь. Я закрыл дверь, ключей у тебя нет, а в окно прыгать, я надеюсь, ты не станешь – это последний этаж. Я, конечно, не допущу этого, но и привязать тебя к себе я не могу! – сказал Михаэль.
- Я теперь заложница? Да? – спросила Мила, в окно она тоже не хотела прыгать.
- Ну, не совсем! Ты можешь ходить по квартире, а в остальном, наверное, да. Извини, но по-другому пока нельзя – оправдываясь, ответил он.
Ленка злая приехала домой, и звонила подруге почти всю ночь. «Ну, где ее носит? Ждала принца и дождалась! И, главное, кого? Певца, ее, Ленки, любимой группы!! Ну, Милка, ну, подружка. Роман у нее там, а мне что делать? Хоть бы, позвонила и предупредила» - и от злости Ленка заплакала. Но, наверное, не столько от злости, сколько от переживаний и обиды. Она переживала за подругу, а вдруг это «на одну ночь» и Миле разобьют сердце? И Ленке потом придется ее уговаривать, успокаивать и отпаивать валерьянкой и кофе.
На следующий день подруга тоже не позвонила и домашний телефон упорно молчал. Ленка поехала к ней домой, но и там дверь никто не открывал, соседка сказала, что Мила не приходила. Когда-то давно, она дала ей ключи, так как работала сутками и просила поливать цветы. Работу она давно сменила, а ключи не забрала. Дверь открылась без скрипа, в квартире было холодно. «Опять не закрыла форточку, растяпа» - входя, подумала Ленка. Пройдя на кухню, она закрыла форточку, поставила чайник, включила в комнате телевизор и решила дожидаться подругу у нее дома, чтобы быть в центре событий. Каких событий, она, даже и не знала.
Не смотря, на все что произошло, она проснулась поздно. За окном уже вовсю светило солнце, во дворе бегали дети. Мила потянулась в кровати и открыла глаза. Вокруг нее была все та же обстановка и зря она надеялась, что все это было кошмарным сном. Она села на кровати и с грустью подумала, что ей нечего надеть, все вещи остались дома, и домой она, наверное, уже никогда не попадет, на глаза навернулись слезы. «Стоп! Тебя никто пока не убил, ты живая. Надо взять себя в руки и как-то жить дальше! Пусть и не такой жизнью как раньше. Может он разрешит мне съездить домой? Душ принять и переодеться. Не могу же я ходить в одной одежде все заточение». С этими мыслями она натянула его плащ, потому что ее одежда была испачкана, и она ее сняла, а обратно грязную одевать не хотелось, и пошла, искать кухню.
- Можно мне съездить домой? Мне нечего одеть – спросила Мила, войдя в кухню.
Он слышал, что она идет, и все равно для него было неожиданным увидеть ее. Она стояла такая маленькая, волосы запутались. На ней был его плащ, а под ним наверняка ничего не было. Он облизнул губы, чисто машинально и отвернулся. «Что с тобой? Смотришь на нее как волк на ягненка. Не влюбился ли ты часом? Триста лет жил один и девушки тебя не интересовали, а сейчас сидишь и гадаешь, что там под плащом, твоим плащом» - отдернул он себя.
Она стояла и ждала ответа, ей на минуту показалось, что он сейчас кинется на нее и все - жизнь закончится. «А я так и не позвонила Ленке и не закрыла форточку» - кутаясь в плащ, грустно подумала Мила. Но он не шевелился, сидел на том же месте и внимательно разглядывал ее.
- Можно? – повторила она, думая, что он не расслышал ее.
Это «можно» вывело его из мыслей, он ругнулся про себя и встал.
- Нет! Тебе нельзя отсюда выходить. Я же вчера объяснял.
- Мне в душ надо! – жалобно сказала она.
- Дверь в ванную сзади тебя.
- Мне переодеться надо.
- Там висит чистый халат, ты можешь его взять.
- Ну, не могу же я всю жизнь ходить в одном халате! Хотя, если только, жить мне осталось не много! – она опустила голову.
- Да, никто тебя убивать не собирается! – он начал злиться. – Я же сказал, я обещаю тебе, что ничего с тобой не случиться! Я могу позвонить, и тебе привезут любую одежду! Что ты носишь обычно?
- Мне нужна моя одежда! – как непослушная девочка, возразила она.
- Я не могу привезти тебе твою одежду. И ты это знаешь. Или говори, что купить или ходи в халате. – Он представил ее в одном халате, его халате, и внутри почувствовал странные ощущения, которых давно не чувствовал и наверное уже не помнил. «Держи себя в руках! Ты популярный певец. Вампир, наконец. А ведешь себя как влюбленный мальчишка» - приказал он сам себе.
- Я пойду в душ! – сказала она.
- Ты пьешь чай или кофе? – спросил он.
- Кофе. – «Хотя, какое это теперь имеет значение» - подумала она.
Михаэль прошел в комнату, аккуратно взял ее одежду, и, не касаясь запекшейся крови, посмотрел размер.
«Что может потребоваться современной девушке?» - думал он, набирая номер.
- Алло! Эрик, привет! Ты случайно не знаешь, что может носить современная девушка? – спросил Михаэль.
- Что, брат, влюбился все же? – засмеялась трубка.
- Иди к черту! – улыбнулся он.
- Посмотри в журналах моды, в интернете, наконец. А ее вещи где?
- Ее вещи я вчера испачкал, если ты забыл! – злясь на себя, сказал Михаэль.
- А ну да! – трубка хмыкнула.
- А домой я ее отпустить не могу, и сам туда поехать тоже не могу. Мне не с кем ее оставить. А одну оставлять ее пока рано.
- Ну, тогда поздравляю, влип ты по самые, эти, как их, помидоры. Вспоминай человеческую жизнь. Закупай продукты, одежду, бытовые принадлежности. – ухмылялся Эрик.
- Да ну тебя! – дружелюбно ответил Михаэль и повесил трубку.
Он набрал еще один номер, чтобы заказать одежду, фен, зубную щетку. Оператор в трубке быстро поняла, что может понадобиться девушке и согласилась помочь подобрать белье, потому что Михаэль в этом ничего не понимал.
Мила вышла из ванной и прошла на кухню. На столе стояла большая кружка кофе, и она улыбнулась. «Может он и не такой плохой и страшный?» - подумала она, отпивая горячий напиток. «Вполне по-человечески. Обо мне давно так никто не заботился. И черт с ней с этой форточкой». От халата и полотенца тоже пахло им, другого определения этому запаху она не могла дать. Жалко, что она не может одеть свою любимую одежду, ей, почему то захотелось ему понравиться.
Хлопнула входная дверь, Михаэль с кем-то разговаривал по телефону и, шурша пакетами, прошел в комнату.
- Одежда в комнате на кровати! – он вошел в кухню.
- Спасибо! – ей показалось, что он злиться на нее и Миле стало грустно. «На придумывала себе ерунды, дурочка. Кто он и кто ты? Такие как он, таких как ты - не любят, ты всего лишь корм, «Педигри» или «Вискас». Понравиться ей захотелось ему, размечталась! Может не сейчас, а когда-нибудь, он все равно тебя убьет, наестся и убьет. Между мужчиной и женщиной дружбы не бывает, а между вампиром и человеком тем более, и любви уж точно нет».
«Я слишком грубо разговариваю с ней, так нельзя, наверняка опять ее напугал или расстроил. Вот дурак же». - разозлился на себя Михаэль и сел напротив нее. Она пила кофе, разглядывала его грустно и о чем-то думала.
- Послушай, у нас в разных городах концерты, и в этот город мы тоже приехали ненадолго! – начал он.
«Ну, вот и встало все на свои места! Мешок с «Вискасом» закончиться даже быстрее, чем она надеялась. Как он там пел про смерть старика? «На цыпочках входит зима, в последней строке точку ставит она…» вот и для нее пришла зима, в виде его белоснежных клыков и он поставит точку, даже две, даже дырки, а не точки. У него концерты, разъезды, и живет он не в этом городе, и за собой таскать, как собаку, ее он не может. Наверняка же будут искать, Ленка точно не дождется и побежит в милицию».
- У тебя паспорт с собой? – продолжал он.
«Он, что решил со всеми почестями и законно, похоронить ее в знак памяти, что она была в его жизни?» - с грустью подумала Мила.
- Мне надо сделать тебе загранпаспорт, чтобы взять тебя с собой. А лучше поменять фамилию в документах, чтобы тебя пропускали. Скажем так, что ты вроде как моя жена – закончил он неуверенно и посмотрел на нее.
Мила поперхнулась и пролила на халат кофе. – Что ты сказал? – хрипло переспросила она.
- Я говорю, что мне нужны твои документы. Паспорт у тебя с собой?
- В сумке был! – неуверенно ответила она, вспоминая, как вчера перекладывала все в другую сумку. «И телефон тоже там, и Ленка, наверняка посадила ей батарейку, а зарядка дома»- почему-то подумала она.
- Ну, вот и хорошо! Завтра привезут готовые документы, и послезавтра мы уезжаем. Надеюсь, фамилия Драу не очень тебя огорчит? – он смотрел на нее и пытался угадать, о чем она думает.
- Милана Владимировна Драу… - зачем-то вслух произнесла Мила.
- Ну, значит, договорились! – понял по-своему ее лепет Михаэль.
Ленка не находила себе места. Уже два дня от подруги не было никаких известий. «Приходит любовь, уходят подруги» - почему-то вспомнилось ей. Следующий концерт должен был проходить в соседнем городе, как вычитала Ленка в интернете. Интересно сможет она своего «ненаглядного» уговорить дать ей денег на поездку и на билеты еще раз. Она хотела, во что бы то ни стало пробиться за кулисы и поговорить с певцом, чтобы узнать, где Мила. До концерта оставалась неделя и Лена легла в ванну, чтобы обдумать план своих действий.
Мила стояла перед зеркалом и с интересом разглядывала себя в зеркале. Такую себя она видела в первый раз. На ней был костюм, то ли феи, то ли школьницы из мультфильмов аниме. «Готическая подружка вампира» - вспомнила она фразу с какого-то сайта и улыбнулась. Михаэль сделал ей соответствующий грим, и теперь она практически ни чем не отличалась от его «имиджа», разве что у нее не было зубов. Но об этом она запретила себе думать, потому что он злился, если она думала или смотрела на него как на монстра.
- Нам пора! – он стоял у нее за спиной и гордо разглядывал новое ее отражение в зеркале, которое он нарисовал.
- Да, пойдем! – она повернулась к нему лицом и он осторожно ее поцеловал.
Она хотела его обнять за шею, но побоялась, что испортит ему грим, а потом она не сможет отпустить его и концерт не начнется.
Он улыбнулся, как будто прочитал ее мысли и открыл дверь, пропуская ее вперед.
Концерт был такой же, как и тот, только она уже не боялась выйти на публику, потому что думала, что в гриме ее никто не узнает. Михаэлю она стала доверять, а он обещал ей, что больше «такого» не повториться, и это не повторялось. Ей даже иногда казалось, что он вполне нормальный человек, если не смотреть и не вспоминать о зубах. Она лежала на кровати, он пел песню, потом по сценарию, как тогда они стали танцевать. Когда музыка закончилась, и погас свет, Михаэль отстегивал ее костюм от своего, и тут Мила услышала свое имя. Кто-то звал ее из зала. Он тоже услышал и обернулся, поднял руку и включили свет.
Ну, конечно же, это была Ленка, ее любимая Ленка. Она стояла в пустом зале, плакала и что-то бормотала. Мила подошла к ней стала ее успокаивать, а подруга все всхлипывала и говорила, что-то про любовь, конец дружбы.
- Ленка, ну как ты могла подумать, что я про тебя забыла? Просто у меня не было возможности позвонить. «И даже вернуться домой» - подумала она.
-Я тебя жду в гримерке! – сказал Михаэль и ушел со сцены.
- Хорошо! – крикнула ему вслед Мила.
-Ленка, успокойся! Ты же знаешь, что кроме тебя у меня нет, и никогда не будет таких подруг.
-А где же ты была? Я звоню, звоню и домой к тебе ходила, а тебя все нет и нет! – всхлипнула Ленка.
- Ну не могла я позвонить тебе. Прости меня, пожалуйста. Я больше так не буду – она обняла подругу.
- Правда? – с надеждой спросила Ленка и перестала плакать.
- Правда, Ленусь, правда! Ты надолго в этом городе?
- До вечера!
- Ну, вот и хорошо! Давай встретимся где-нибудь и посидим, поговорим. Обещаю, я тебе все расскажу.
- Хорошо!
Они еще раз сверили номера телефонов, и Мила пошла в гримерную.
- Кто это? – не глядя на нее, спросил Михаэль. Ему почему-то не понравилось, что Мила так радостно побежала к этой девушке и оставила его одного стоять на сцене. Со злостью он осознал, что очень боится ее потерять и это чувство потери его сейчас угнетало.
- Это моя подруга! Кстати, это она тогда привела меня на твой концерт. Она самая настоящая твоя фанатка! – радостно заключила Мила.
- Ты теперь уедешь домой? – не разделяя ее радости, спросил он.
«Что с ним происходит?» - подумала Мила.
- Нет! Мы с ней договорились встретиться до вечера и поговорить. – Она внимательно его разглядывала и не могла понять, что твориться у него в голове. – Но, если ты против, то я никуда не поеду!
- Езжай, я не могу тебе запрещать. Просто я боюсь, что ты однажды уедешь и больше не вернешься. Я только сейчас понял, как мне тебя не хватало. – Он подошел к ней и посмотрел внимательно в глаза.
- Ну, куда же я от тебя денусь! – она прижалась к нему и обняла за талию. – Я люблю тебя! – тихо сказала она и потерлась щекой об какие-то карабинчики на его костюме, который он еще не снял.
- Я тоже тебя люблю! – он наклонился и положил свою голову на ее, прижимая ее тело ближе к себе.
Ленка пришла, как всегда раньше времени и злилась, что всегда такая правильная Мила придет вовремя. К кафе подъехала большая черная машина с тонированными стеклами. «Краской они, что ли стекла закрашивают!» - подумала Лена. Она даже не догадывалась, почему в машине днем должно быть темно. «Артисты, знаменитость» - усмехнулась она. Ленка еще о чем-то хотела подумать, когда машина остановилась, распахнулась дверь и из машины выскочила Мила. Она так спешила, что, зацепившись каблуком об порог, чуть не упала на асфальт.
- Привет! – она подошла и поцеловала подружку в щеку.
- Привет! – ответила Ленка.
- Это твоя машина? – изумилась Ленка.
- Нет! Что ты! – засмеялась подруга. – Это машина Михаэля, просто он не хочет никуда отпускать меня одну.
-А он, разве к нам не присоединится?
- Он не может, у него дела. Он будет сидеть в машине, смотреть какие-то документы и у него постоянно звонит телефон. – соврала Мила.
- Понятно. – задумчиво протянула подруга и посмотрела на машину.
Михаэль сидел в машине, и ему очень хотелось выйти и забрать Милу обратно. Без нее стало сразу пусто, но он не мог выйти, потому что на улице был день и он был без грима. Как же медленно тянулись минуты. «Интересно, о чем они говорят?» - подумал он и посмотрел в окно.
- Завидую я тебе, Милка, и как это у тебя получилось отхватить такого парня? – мечтательно, спросила Ленка.
- Он мне сказал, что увидел меня в толпе, что-то почувствовал. Наверное - это любовь с первого взгляда. – на ходу сочиняла Мила. «Главное следить внимательно за словами и случайно не проговориться» - подумала она.
Подруга всегда умела выведать все тайны и секреты. Но на этот раз секрет был чужой, и его надо было, свято хранить, что бы ни случилось.
Он уже хотел выйти из машины и пойти за ней, не смотря, ни на что, когда увидел, что Мила идет обратно.
- О чем вы говорили? – немного грубо спросил он.
- О том, где я пропадала и почему не звонила. – удивленно ответила Мила. - Михаэль, что-то случилось? Я тебя обидела?
- Нет! Просто, ты же знаешь, как я за тебя беспокоюсь.
«Нельзя так грубо с ней разговаривать» - подумал он. «Она не виновата в том, что произошло. Я сам ее во все это втянул, и не имею права, что-то требовать. Я могу ей только доверять» - успокаивал он себя.
Он завел мотор, и машина плавно вырулила с парковки.
- Завтра мы уезжаем домой! Следующие концерты начнутся через месяц, с выходом нового альбома! – не глядя на нее, сказал Михаэль.
- Мы уезжаем к тебе домой? – осторожно уточнила Мила.
- Естественно! Ты теперь моя жена, если ты не забыла и живешь со мной!
- Ясно!
Больше она ничего не сказала, и он повернулся, чтобы посмотреть на нее. Мила сидела и смотрела в окно. Она о чем-то опять задумалась. У нее были правильные черты лица, и при тусклом свете она была похожа на фарфоровую куклу. «Один раз мне тоже сказали, что мой грим похож на фарфор» - заметил Михаэль.
Мила первый раз видела такой большой дом. «Сколько же там комнат? Наверное, за один день все не обойдешь!» - подумала она, глядя на большой особняк. Дом был немного мрачноват, но дружелюбен. «Прямо, как его хозяин» - улыбнулась Мила. Михаэль прошел чуть вперед и открыл дверь.
- Жену надо переносить через порог! – он подхватил ее и понес в дом.
«Жена» стояла, затаив дыхание, когда он опустил ее на ноги. В доме висело много картин, и в основном старинные. Внутри дом не выглядел мрачным, как снаружи. Дом как дом, вполне жилой. С обычной мебелью, ничего, через-чур, шикарного, вульгарного или дорогого. Судя по дому его хозяин, был человеком спокойным, немного романтиком, вполне домашним и мягким. Его дом, внешний вид (даже в гриме), голос и запах, вызывали чувство теплоты. Хотелось его обнять и стоять, с чувством полного спокойствия и защиты. Миле до сих пор не верилось, что она его жена, такого в жизни не бывает. Его мир был для нее чем-то чужим, сказочным и не доступным. И этот дом, и его плащ, на который она смотрела, поднимаясь за ним по лестнице. «Все прекрасно, не так ли? Все у нас хорошо…» - почему-то вспомнила она слова его песни.
- Эта наша комната! – он так неожиданно остановился, что Мила налетела на него, занятая своими мыслями. Он облокотился на стену от неожиданности и обнял ее. От волос пахло шампунем. Михаэль взял прядь ее волос и пропустил между пальцев. «Неужели это когда-нибудь закончится? Она станет старой и умрет, а он умереть не может и опять останется один. Опять эти ужасные мысли?» - подумал Михаэль.
Он давно уже мучил себя выбором: с одной стороны, он хотел насладиться живым ее телом; а с другой, он не хотел через несколько лет опять остаться один. Для него эти года пролетят болезненно быстро. «Она уйдет, даря ему «остылую вечность» - он наклонился и поцеловал ее. Сердце, которое давно не билось в его груди, так по-человечески больно заныло. Он, не отрываясь от Милы, застонал и толкнул дверь в спальню. Она не заметила, как оказалась на кровати и поймала себя на том, что снимает с него одежду. «Будь, что будет» - подумала она и поцеловала его.
Михаэль сидел на кровати и с ужасом думал, что он наделал. Он так отвык от человеческих ощущений, что не смог себя сдержать. Она была такая живая, теплая и нежная. Он забыл обо всем на свете, его захлестнули новые для него ощущения. Это были сплетения чувств: нежность, насыщение, страсть, сладкая боль и блаженство. Когда он пришел в себя, было уже поздно. Мила лежала на кровати, и на ее руках расплывались синие следы от его рук. «Зачем она пришла на концерт, зачем она стояла так близко, зачем, зачем» - он не мог поверить, что оказался монстром. Ему было стыдно и больно. Он не смог уберечь от самого себя, то единственное в жизни, что делало его человеком. «А она тебе верила».
Мила проснулась рано. Ей было плохо – тело болело и не слушалось ее. Ей снилось, что она летит в костер и языки пламени жгут руки, лицо и тело. Сердце больно и быстро билось, она чувствовала, как кровь бежит по венам, как будто хочет вся вытечь и оставить ее бескровной. «Дождем из вен… на битых стеклах капли оседают…» - вот и Мила, чувствовала, как кровь дождем покидает ее вены. «Неужели я умру? А как же Михаэль? Я люблю его. Как он без меня будет жить, а я без него в аду?» - она была уверенна, что умерла и уже в аду. Мила проснулась. «Я уже умерла или еще нет?» - подумала она. Вокруг находилась все та же комната, и рядом сидел Михаэль. Мила бросилась ему на шею и поцеловала его. И только сейчас она заметила, что у нее на руках синяки. Вскочив с кровати, она подбежала к зеркалу. Внимательно и придирчиво изучая свое отражение, она пришла к выводу, что кроме рук синяков вроде нигде нет. С немым вопросом на лице, она повернулась к нему.
- Я не удержался. Прости! – тихо сказал Михаэль. – Ты меня теперь ненавидишь?
- С чего ты это взял? – она подошла к нему.
- Посмотри на свои руки. Вот чем я отличаюсь от человека. – он отвернулся. Ему было очень больно на нее смотреть. Он думал, что может ее защитить. От кого он собирался ее защищать? Он даже от себя не смог ее уберечь. А теперь она стояла такая побитая.
- Михаэль! – тихо позвала она.
- Что?
- Все нормально. Видишь, я живая, также бьется сердце, и я дышу! – она взяла его руку в свои ладошки и поднесла к лицу. – Я люблю тебя! Я не могу жить без тебя. Нет, не так, я не хочу и не умею жить без тебя. Ты мне нужен, правда! – она уткнулась лицом в его плечо и замолчала.
- Ты понимаешь, что этого могло закончиться более худшим? – ему было очень больно.
- Понимаю! Но мне все равно, я тебя люблю. – упрямо ответила она.
«Нет, этого не может быть!?» - подумал он, и из прошлого всплыла одна история.
Михаэля тогда только кто-то обратил. Он решил путешествовать по миру. Деньги украсть было не проблемой, потому что он прекрасно владел новыми способностями. Его никто не мог заметить, потому что его движения были намного быстрее, чем мог уловить человеческий глаз. Так как другим он стал совсем недавно, Михаэль еще помнил человеческие чувства и желания. В одной деревне ему понравилась девушка, Василиса. Они стали встречаться, хотели создать семью. Но через три года пришла чума. Все стали болеть. Проходя мимо дома, можно было услышать стоны и рыдания. Василиса сидела лицом к окну и качалась в плетеном кресле.
- Милая, нам надо уезжать! – сказал Михаэль и подошел к ней.
Она ничего не ответила.
- Василиса! – он положил руку ей на плечо и заглянул в лицо.
«О, Боже!?!» - он отшатнулся. Ее лицо было покрыто язвами, стеклянные глаза смотрели в никуда. И на лице было такое большое, глубокое, бездонное горе, как будто жизнь остановилась навсегда. Это лицо осталось в его памяти, как страшная картина под названием «Чума». Все с годами теряли близких и он тоже всех «пережил», но не так. Не так больно, безвыходно, глубоко и быстро. С тех пор прошло много столетий, но клятву беречь того кто рядом, кто дорог, он не забыл никогда. Он всегда старался чем-то помогать людям, как будто чувствовал свою вину. И на концертах он не убивал девушек. А все думали, что это он и от этого становилось пусто и отвратно. Да, он, кусал их в шею, иногда пил кровь, когда поставки крови задерживались или срывались, но он не убивал. Да, он вампир, но не убийца, не маньяк, хоть и не человек. Когда в зале гас свет, приходил «отец». Он представился его создателем однажды, и навсегда обязал Михаэля его слушаться. Он и слушался, в темноте со сцены, когда расходились зрители, он отдавал ему очередную девушку – «порцию еды». Михаэлю не выносимо было смотреть, как этот «отец» с животным зверством пил кровь и убивал. Он всегда уходил со сцены, не дожидаясь конца этого безумства.
Милу он не отдал. А забрав ее домой, он понял, что создатель будет его искать. Ведь он нарушил один из его законов. Нельзя иметь близких связей с людьми, нельзя их обращать, посвящать, создавать семьи. А он создал, сотворил. Как легкое перо медленно опускалось на холодный бетон, так и слова его песен ложились на чистый лист бумаги. Растворялись в музыке и звучали в его голосе. «Я Орфей» - как пел он на сцене. Возможно, за его редкий голос зрители и считали его «Орфеем», но он не хотел так создавать свою «Эвридику». Он считал, что принес ей только боль, а теперь еще и синяки. Он не верил, что после всего случившегося Милана останется с ним.
«Как мне доказать ему свою любовь?» - размышляла Мила. « Неужели он решил, что из-за каких-то синяков, я его брошу. Как он мог так во мне ошибаться? Почему? Все же наладилось, все встало на свои места.
- Милана, мне надо кое-что тебе сказать! – сказал Михаэль.
- Да. Я тебя слушаю. – она подняла голову и посмотрела на него.
- У меня есть создатель!
- И что? – улыбнулась Мила.
- У нас есть некоторые правила, которые нужно соблюдать. Я их нарушил и теперь он придет за нами. Я не убивал девушек на концертах. Это все он. А в тот раз, я не захотел тебя ему отдавать, я пожалел. Ты мне понравилась, как девушка. Создатель тогда ушел ни с чем, я все ждал, что он придет на другие концерты, но его не было. Когда ты уходила, я боялся, что он где-то рядом и может убить тебя. А сейчас, когда ты стала жить со мной, он придет мне отомстить и убить тебя. Прости меня, Милана, ты даже не представляешь, в какие неприятности я тебя втянул. – он посмотрел на нее.
- Мы справимся! – гордо ответила она. – Мы же вместе, мы убьем его. – закончила Мила.
- Его нельзя убить, ему очень много лет. – ответил Михаэль.
- Можно, даже такие старые не живут вечно. Должен быть способ с ним справиться. Надо искать. – она внимательно посмотрела в его глаза.
- Да, наверно – обреченно ответил он, встал и пошел в ванную.
Мила обдумывала план действий, как военный стратег, когда услышала грустный голос Михаэля из ванной:
«В ладонях моих гнездится тоска.
По венам стекают струйки песка.
Шлейфом за мной вороний грай.
И мне остаётся лишь уверовать в рай…
Себя не могу из осколков собрать.
И Бог запретил красивым мне стать.
Мне Бог запретил красивых любить.
И мне остаётся лишь заживо гнить…»
Он страдал. Мила сидела и завороженно слушала его голос. Она давно научилась легко выделять его голос среди шума. Ей захотелось подойти к нему, обнять, и никому не отдавать, оградить его от этого ужасного мира. Она хотела заплакать, ей еще никогда не приходилось так больно чувствовать чужие страдания. А тем более страдания любимого человека.
Лена сегодня вернулась с работы раньше обычного. Она прошла на кухню, включила телевизор и поставила чайник. По телевизору начинался какой-то боевик. Такие фильмы ей не нравились, и она пошла в комнату переодеваться. В коридоре зазвонил телефон.
-Алло!
- Здравствуйте! Это Елена? – спросил мужской голос.
- Да!
- Вы меня не знаете, но нам надо встретиться. Это касается вашей подруги, Миланы.
- Что-то случилось? Что с ней?
- Не беспокойтесь, все в порядке. Просто она просила с вами связаться и передать подарок.
- А почему она сама не позвонила?
- Она сейчас очень занята. Понимаете, съемки, концерты, фотосессии. Она теперь тоже часть группы, что-то вроде массовки. – засмеялась трубка.
- Хорошо. Вы можете приехать ко мне домой. Записывайте адрес. – ответила Лена.
В дверь позвонили. На пороге стоял мужчина, он был одет в длинный плащ, свитер с высоким воротником, лицо было бледным, и весь вид представлял его больным. На улице было жарко, и от этого посетитель выглядел странным.
- Елена? – спросил гость.
- Да! – ответила Лена.
- Я вам звонил! Помните? Извините, я не представился – Маркус!
- Очень приятно! Вы сказали, что Мила просила передать какой-то подарок! – сказала Лена.
- Да! – согласился Маркус.
- И..? – Лена начинала злится.
- Минуточку.
Лена даже не поняла, что это было. Маркус схватил ее за волосы и сильно запрокинул ее голову. Лена закричала и пыталась вырваться. Но сильные, холодные руки держали ее как тиски. «Сейчас он мне перережет горло и я, останусь тут, лежать на виду у всех соседей. Вот стыдоба» – с ужасом подумала Лена, когда почувствовала сильную боль. Кричать она уже не могла.
Мила решила осмотреть дом. Ей так понравились картины, она шла по коридору и, останавливаясь у каждого портрета, думала об этих людях. «Интересно, сколько им лет? Они все жили в этом доме? Кто они?» - размышляла она. Одна дверь была приоткрыта и она зашла в комнату. Комната была похожа на кабинет. У окна стоял большой массивный стол, на столе стояла старинная лампа. Она подошла и погладила сукно на столе. Под столом лежал конверт, она нагнулась и подняла его. Конверт был вскрыт, значит, письмо читали. Мила села в большое кресло и достала письмо.
«Здравствуй, Михаэль! Я надеюсь, ты не забыл наши правила? Ты не отдал мне ее после концерта. Хм, меня это слегка оскорбило. Но я все понимаю, ты, наверное, был голоден. Я тебя простил и стал забывать все. Но! Мой, маленький Гот, ты меня ослушался. Я видел ее на следующем концерте. Я не поверил своим глазам. Мальчик мой, ты нарушил правила. Ты знаешь, что за это бывает? Знаешь. Ее надо убить, она знает кто ты. Я могу тебе в этом помочь. Ты для меня «любимый сын». Отдай мне ее, и, забудем это недоразумение.
Маркус»
В конверте лежало еще одно письмо. «Наверное, Михаэль, читая почту, решил письма от этого Маркуса сложить в один конверт». – подумала Милана и развернула лист.
«Не ожидал от тебя такой прыти, Михаэль. Я вижу ты решил спрятаться от меня в своем имении? Прячься. Я подожду, я могу ждать годами, столетиями, ты меня знаешь. Я сомневаюсь. Что у тебя хватит смелости обратить ее. Ты у нас нежный романтик, творческая душа. Я прав, мой маленький Гот? Ты же у нас «человек»! Ха-ха! Помни Михаэль, я рядом и, я жду!
Маркус»
Мила положила письма на стол и заплакала.
Михаэль вышел из ванной. Милы в комнате не было. Он разрешил ей осмотреть дом и, наверное, она ушла бродить по коридорам. Подождав ее еще немного, и не услышав своим острым слухом шаги, Михаэль пошел искать ее. Он шел по коридору и думал: «Маркус скоро может не дождаться и прийти сюда. Этот дом для него под запретом. Но запрет просто клятва, что я имею свое пространство и все. Что я буду делать, когда он придет и увидит Милану. Как его убить? Может почитать книги? Надо посмотреть в кабинете библиотеку, там точно должно что-то быть».
Он прошел по коридору и увидел, что дверь в кабинет открыта. Мила сидела за столом и плакала, перед ней лежали письма.
- Что ты здесь делаешь? – строго спросил Михаэль.
- Дверь была открыта, и я решила сюда зайти! – вытирая слезы, ответила Мила.
- Кто тебе разрешил читать мои письма?! – он был в бешенстве.
- Я их случайно нашла, они лежали на полу, я больше ничего не трогала. Михаэль, не злись, пожалуйста.
Но он ее уже не слушал. Быстрыми шагами, он подошел к столу, схватил письма и стал их рвать. «Как я мог про них забыть? Боже, она их прочитала. В этом доме так давно кроме меня никто не жил, что я уже забыл об осторожности. Ну почему с ее появлением у меня столько проблем? Даже в собственном доме, я должен оберегать, следить, бояться» - думал он.
- Михаэль, прости меня, я не хотела…
- Уходи! – он не мог посмотреть ей в глаза. – Я не хочу сейчас с тобой разговаривать. Прошу, уйди. – он отвернулся и стал смотреть в окно.
За окном был лес. Он, так любил этот дом. Когда он был маленьким он часто приезжал сюда с мамой. С другом они ходили в лес за орехами. Это всегда превращалось в маленькое приключение, они забирались высоко на куст орешника, рвали орехи, и надо было успеть слезть обратно, пока ветка не обломилась. Один раз ветка все же обломилась, и он упал в лужу. Было не больно, и они с другом долго над этим смеялись. Михаэль не знал, сколько времени он простоял у окна, когда заметил что Милы нет.
- Мила! – он вышел в коридор и стал заглядывать во все комнаты.
- Мила, где ты? – он побежал по коридору, Милы нигде не было. Входная дверь была открыта.
Ленка открыла глаза, и с трудом села. Оглянувшись по сторонам, она поняла, что сидит в комнате на полу, в углу в кресле сидел гость.
- Ну, что проснулась, спящая красавица? – спросил Маркус и подошел к ней.
- Что вам нужно? – со злостью прошипела она.
- Расскажи мне сказку, про свою подружку и ее маленького Гота! – попросил он и рассмеялся.
- Какую сказку?
- Рассказывай, что ты знаешь про них, ты же с ней встречалась. Я видел вас в кафе. Ну? – он тряхнул ее за руку.
- Ну, они познакомились перед концертом. Она говорила, что он сказал вроде любовь с первого взгляда и так далее. Сейчас она ездит с ним и выступает на концертах. – запинаясь, начала рассказывать Ленка.
- Что она тебе про него рассказала?
- Ничего. Сказала, что он очень занят, и не может посидеть с нами. Он читал какие-то документы в машине.
- Ты его видела? – спросил Маркус.
- Нет. Я же сказала, он сидел в машине!? – крикнула она.
- Значит, ты нечего не знаешь? – ухмыльнулся он.
- О чем я не знаю?
- О том, что он вампир!? И твоя замечательная подружка, наверное, уже тоже!? – закричал он.
- Это бред… - пробормотала Ленка. – Этого не может быть, такого не бывает в нашем мире – она была в шоке.
- Ну, теперь поняла какая у тебя подруга? Сама романы с вампирами-готами крутит, а тебя на съедение волкам оставила.
- Каким волкам ост… - она не успела договорить, он поднял ее за воротник, и швырнул об стену.
Голова от боли разлетелась на маленькие колючие кусочки. Ленка, вдруг поняла, что сейчас умрет, и хотела заплакать, но не успела. Он впился клыками ей в шею, она захрипела и затихла. Глаза жалобно смотрели вдаль, и на лице застыла маска боли и ужаса. Проваливаясь в темноту, она вспомнила слова песни:
«Не единой слезы.
Больше нет маленькой девочки
Просто скажи - "Мир изменится"
Не единой слезы мы помиримся.
Тихо уйди. Мы увидимся….»
Может, когда-нибудь, она и увидится с Миланой, но только неизвестно когда. Ей казалось, что она умирает.
Милана шла по лесу, не разбирая дороги, слезы катились из глаз. «Я хочу домой» - по-детски подумала она. «Я не хочу жить в этом замке. Я не хочу вообще нечего этого. Я хочу вернуться домой. Не ходить с Ленкой, ни на какой концерт. Да я даже трубку телефона не сниму». Лес медленно стал превращаться в колючие заросли, которые царапали руки, но она не чувствовала боли. Она шла вперед, назад дороги уже не было. Вдалеке показался дом, он был намного меньше, чем дом Михаэля. Сухие ветки хмеля окутывали стены и окна, и от этого заброшенный дом становился еще мрачнее. Она положила волосы на плечо, чтобы не зацепиться за хмель и вошла в дом. Все было в пыли. «Странно, дом такой старый, а мебель даже не сгнила». – подумала она. Под слоями пыли было вполне приличное помещение. На стенах остались белесые пятна, наверное, здесь раньше висели картины. Мила поднялась на второй этаж, окна были закрыты. На ощупь она медленно шла по коридору. Вдруг открылась дверь, и из комнаты вышел человек. Она не могла понять кто это, потому что свет падал на его спину, а она стояла в темноте.
- Так вот какая ты? – голос оказался мужским.
Лена открыла глаза, комната была ей незнакома. «Интересно, сколько прошло времени и где я?» - подумала она.
- О, еда проснулась! – и сзади раздался хохот.
- Что ты от меня хочешь? – Лена обернулась и увидела Маркуса.
- А как ты думаешь, что можно хотеть от еды? – и он снова засмеялся.
Он подошел к ней, взял ее руку и укусил. Она закричала.
- Не ори! Тут никого нет! Я буду долго тобой питаться, пока у тебя не закончиться кровь, ты не высохнешь и не превратишься в мумию.
«Я, наверное, сплю, это не со мной. Я сейчас проснусь и все закончиться. Я окажусь дома, и мне позвонит Милка» - зажмурившись, подумала она.
Михаэль вышел за дверь. «Куда она могла пойти? Ну почему я не могу сдерживать свои эмоции? Почему я вечно на нее срываюсь? И где она теперь? Вот иди и ищи!» - сам себе ответил он.
Он вспомнил, что в лесу был старый дом. «Может, она пошла туда?» Он уже добежал до дома, когда услышал пронзительный крик. Пробираясь через сухой хмель, он вошел в дом. На первом этаже никого не было, он не слышал даже дыхания. Он пошел на второй этаж, там было темно, но ему это не мешало. Он шел по темному коридору, когда почувствовал его. Сердце по-человечески сжалось и заболело. «Мила» - подумал он. Он вошел в комнату. Она лежала на старой кушетке, одна рука свесилась и из запястья на пол капала кровь. Он подавил «голодные» позывы у себя внутри.
- Ты как всегда вовремя пришел, мой маленький Гот. Угощайся. – засмеялся Маркус. – Сегодня у нас пир!
И только сейчас Михаэль заметил, что на соседней кушетке лежала Милина подружка, все тело было в укусах, но она дышала.
- Что тебе нужно? – его распирало от злости. – Что ты за мной вечно ходишь? Ты же не только мой создатель! У тебя, наверное, полмира твоих «сыновей»? – зарычал он.
- Да, за свое существование я обратил многих! Ты прав! Но ты – маленький Гот, особенный! Ты все тщетно пытаешься быть человеком! Не надоело? – он стоял и улыбался.
- Хватит меня называть маленьким Готом!?! – он попытался успокоиться. – Что ты хочешь? Я все сделаю!
- Нет! От меня ты так просто не отвертишься! Ты хотел быть человеком? Вот и страдай как человек, мучайся, люби и переживай. – он издевался.
- Значит, мне придется тебя убить! – тихо сказал Михаэль.
- Ну, зачем так резко. Ты можешь выбрать любую – Маркус обвел рукой комнату.
- Я не могу выбирать!
- Тогда, может, я выберу первым? Эта или эта? Нет, наверное, эта вкуснее! Ты не любишь ошибаться, у тебя все самое лучшее! – он подошел к Миле, и вял свесившуюся руку.
Михаэль зарычал и бросился на него. Началась драка. Казалось, что Маркус с ним играет, он ловко увиливал от нападения и улыбался.
Лена услышала возню и открыла глаза. Дрались два вампира. Вспомнив, какую боль ей причинил Маркус, ей почему-то захотелось хоть как то помочь Михаэлю. Голова сильно кружилась, и все тело болело, но она встала с кровати и посмотрела вокруг себя, в поисках какого-нибудь оружия. На полу валялось много всякого хлама и палок. Она медленно подошла и взяла одну из них. Поймав момент, она со всей силы воткнула палку Маркусу в спину, где, как она считал, должно быть сердце. Маркус взвыл от боли, он повернулся к ней лицом, вытащил палку и воткнул ей в грудь. Михаэль не успел его остановить, все произошло молниеносно.
Не чувствуя боли от шока, Лена вытащила палку и посмотрела сначала на Маркуса – он лежал и превращался в пепел, потом на свою грудь. Из раны текла кровь, и, казалось, что из недр потихоньку через отверстие вылетает душа. Она упала. «Наконец-то я увидела его так близко, почувствовала его запах! А вот автограф не успела спросить! Жаль, я бы его на стенку повесила в комнате» - подумала она. Михаэль пытался зажать рану рукой, но он понимал, что это не поможет. Он винил во всем себя. Он проклинал, и тот концерт, и город, и Маркуса, от которого остался пепел. На минуту ему показалось, что он видит, как улетает ее душа. Она последний раз вздохнула, прошептала «Спасибо» и закрыла глаза. Сердце остановилось, и на лице осталась лишь улыбка.
Михаэль вышел на улицу. Лес молчал, казалось, что он ему сочувствовал и понимал, как это все тяжело и больно. «Надо ее похоронить» - подумал он. Воткнув самодельный крест на холмик, он пошел в дом. Милана так же лежала на кушетке. Она потеряла много крови. Он взял ее на руки и пошел в особняк.
В ухе сначала раздавались гудки, потом сняли трубку.
- Алло! Эрик, ты можешь ко мне приехать? – попросил Михаэль.
- Что-то случилось? – Эрик забеспокоился.
- Случилось! – упавшим голосом, ответил Михаэль. – Приезжай и все узнаешь.
- Сейчас буду! Держись, братишка! – он бросил трубку и вышел из дома.
Эрик всегда приходил ему на помощь. Он все понимал и не задавал глупых вопросов. Михаэль считал его своим братом. Через полчаса позвонили в дверь, и Михаэль пошел открывать.
- Что у тебя стряслось? На тебе лица нет, даже грим не нужен. – сказал Эрик, вместо приветствия.
- Эрик ты не знаешь где можно достать крови сейчас? – спросил Михаэль.
- Ты что голоден?
- Нет! Кровь нужна для переливания и еще, что там нужно, капельница, кажется.
- Я даже не знаю! Уже ночь. А кому нужна кровь?
- Милане.
- Ты что не сдержался?! – Эрик не мог поверить.
- Нет! Как ты мог подумать. Маркус нашел нас.
- Как? – Эрик оглянулся вокруг.
- Его здесь нет! – успокоил его Михаэль. – Мы с Милой поссорились и она ушла. Она нашла письма от Маркуса. В общем, проходи я все расскажу.
- Да уж, сделай одолжение.
- Маркус как то нашел ее подругу и решил сделать из нее «еду» - он поморщился от этого слова. – Он привез ее в заброшенный дом, он тут недалеко. Мила нашла этот дом случайно и зашла туда. Я поздно пошел ее искать. Когда я пришел в этот дом, Мила и ее подруга лежали на кушетках. У Милы была прокусана рука и текла кровь. Маркус предложил устроить пир. Я понял, что его надо убить, иначе он не отстал бы от меня. Завязалась драка, подружка оказалась сильной и, не смотря на потерю крови, воткнула палку в Маркуса. Я не успел среагировать и он, перед смертью, воткнул эту палку в нее. Я похоронил ее рядом с тем домом. Я не знаю, сколько крови он успел выпить из Миланы, но она умирает. Ей срочно нужно переливание. В больницу ей нельзя, там сразу все поймут по ранам на руке. Да и еще я оставил на ее руках синяки. Я не смог контролировать свои чувства, это было так ново для меня. Господи, что я натворил? – он закрыл лицо руками.
- Успокойся! Ты ни в чем не виноват. Это все Маркус. Ты же не просил его, обратить тебя? И не просил вмешиваться в твою жизнь и тем более руководить тобой. Успокойся. – он положил руку ему на плечо. – Мы что-нибудь придумаем. Где она?
- Наверху! – они встали и пошли к Миле.
Она лежала на кровати. Руки были перебинтованы. Ей хотелось встать и сказать Михаэлю, что все нормально. Она жива, и не злиться на него. Но, у нее не было сил открыть глаза. Ей было так больно и обидно, она боялась, что больше его не увидит. Ей послышалось, что он поет ей песню. Странно, как будто он мог слышать, о чем она думает и видеть, что ей сниться.
«Мучат людей от зари до зари
Глазами зверей из стекла фонари.
Фиксация снов на бумаге из льда
И мозг заполняет золотая вода.
С неба руками звезд не хватать,
Разумные мысли с бредом мешать,
В глазницах сплетать венки из червей
И в лоб целовать погибших детей.
Стекаются тени к центру Вселенной.
Становится сказка легендой нетленной.
Фиксация снов на бумаге из воска,
И жизнь прерывает стальная полоска...
Вернувшись из рая, любить не уметь,
В грязи умирая, хрипеть, а не петь.
Боясь шевельнуться, во сне танцевать
И мертвых детей в лоб целовать».
Ей хотелось закричать ему, что она его любит, что она всегда будет рядом. Но она не могла ничего сказать. Становилось холодно, как будто кто-то открыл окно. Руки не болели, голова становилась очень тяжелой. Она уже не помнила, о чем он пел. И ей казалось, что где-то там впереди стоит темная тень и зовет ее, протягивая руки.
- Михель, она умирает! Надо срочно, что-то делать. Сам подумай! Кровь мы сейчас не достанем, тем более с аппаратурой для переливания никто не приедет. Ты знаешь о чем я хочу сказать. – сокрушенно сказал Эрик.
- Знаю! Но я не могу. Она меня не простит. – Михаэлю даже страшно было думать об этом.
- Но другого выхода нет! Ей недолго осталось. – Эрик потрогал ее лоб. – Она умирает быстро.
- А если я не сдержусь и убью ее? – понимая неизбежность, спросил Михаэль. – Пусть лучше она умрет сама, чем я ее убью. Я не вынесу этого.
- Ты не убьешь ее! Я рядом и тем более, ты ее любишь.... продолжение следует...


^^^^^
 
 
Заголовок сообщения: мой роман продолжение
Сообщение Добавлено: 19 июн 2012, 00:04 
готя маленький
Аватара пользователя
Сообщения: 24
18 июн 2012, 23:18
Ты же всю жизнь пытался быть человеком и почти стал им в душе. Ты хороший, добрый. Иначе, я сейчас тут не стоял бы. – Эрик встал и внимательно посмотрел на него.
Михаэль подошел к Миле, погладил по голове, и взял ее руку. Он разматывал бинт и представлял, как убьет себя сам, если она умрет, и Эрик его не остановит. Простить себя он уже не сможет. Губы коснулись теплой руки, и зубы впились в мягкую кожу. Он сморщился от боли, «голод» вылез из недр и пытался заставить его сделать свое дело – убить. Чья-то рука опустилась на плечо и сжала его. Михаэль вздрогнул и отшатнулся от Милы.
- Хватит, братишка, достаточно! – Эрик смотрел на него и понимал, как ему сейчас больно.
Михаэль прокусил свою руку, разжал Милины губы и прижал сильно раненую руку. Эрик держал ее тело.
«Я рядом, словно тень, стою,
Склоняюсь тихо к изголовью.
Я – тот, кто выпил кровь твою
И был последнею любовью».
Он считал, что для Милы он и был той последней любовью. «Человеческой любовью. Она стала другой. Как она сможет научиться жить в его мире? Я, конечно, сделаю все, чтобы ей было проще привыкнуть к новой жизни» - думал он. «Но захочет ли она со мной жить? Новой жизнью».
Мила почувствовала кровь во рту. «Что это? Что происходит?» - она попыталась вырваться, рот наполнялся кровью, и ее приходилось глотать, чтобы не захлебнуться. Сердце бешено колотилось. Жар, разливался по телу, оно уже горело. А потом все стихло. Сердце больше не билось, боль прошла, тело стало легким и невесомым. Мила открыла глаза и увидела перед собой любимое лицо.
- Мила! – Михаэль смотрел ей в глаза.
- Я так боялась, что больше тебя не увижу! – она обняла его за шею.
- Я тоже! – сказал он и погладил ее по голове.
- С возвращением! – Эрик стоял и улыбался. – Если вам больше не нужен, то я поеду!
- Спасибо тебе за все! Ты настоящий братишка. – Михаэль попрощался, и Эрик ушел.
Михаэль смотрел на Милу, и вдруг осознал, что его песни сбываются. Он сам своими руками писал строчки на листе. А потом буквы вставали с листа и лепили его судьбу. Ваяли внимательно, с чувством, с пониманием. И он вспомнил эти слова:
«Мрачный талант - происки зла.
И музыкант сгорает дотла.
В сердце несет он боль и тьму.
Тихо поет Он никому.
Жертвы искусства -
Тот, кто сочиняет ваши сказки.
Люди искусства -
Демонов комические маски.
В сердце поэт, служитель муз,
Хранит много лет слов тяжкий груз.
Вены пронзил острым пером
Пишет стихи Он ни о ком.
Бледный актер вдруг замолчал.
Извечный спор он проиграл.
Разум его - как решето
И на него смотрит Никто...».
Милана прижалась к нему, насколько это было возможно, и с интересом ощущала что-то новое внутри. Что-то легкое, чудесное и необъяснимое. Теперь она с ним будет всегда. Вечность. И эта вечность не будет «остылой». Она скрасит его жизнь своим присутствием, своей любовью, заботой, пониманием. На минуту она почувствовала, что ее любовь стала в миллион раз сильнее, выразительнее, но не передаваемая словами.


^^^^^
 
 
Заголовок сообщения: всем.
Сообщение Добавлено: 19 июн 2012, 13:16 
готя маленький
Аватара пользователя
Сообщения: 24
18 июн 2012, 23:18
Тут есть кто нибудь? а то одной как-то страшно))) отзовитесь пожалуйста.


^^^^^
 
 
Заголовок сообщения: Re: мой роман
Сообщение Добавлено: 19 июн 2012, 20:02 
готЪ
Аватара пользователя
Сообщения: 65
Откуда: Норильск
16 окт 2011, 00:29
Вау.... Это в миллион раз лучше, чем "Сумерки"....Да что там "Сумерки", они тут и рядом не стояли! :good: Надеюсь, Вы писали про меня :D )))) Мне только Лену очень жалко... :cray2:
Loving Cat, только один вопрос- когда нам ждать Ваших следующих шедевров? ;)

_________________

Способность творчества есть великий дар природы;минута творчества есть минута великого священодействия...


^^^^^
 
 
Заголовок сообщения: Re: мой роман
Сообщение Добавлено: 20 июн 2012, 12:26 
готя маленький
Аватара пользователя
Сообщения: 24
18 июн 2012, 23:18
Спасибо вам за оценку моего творчества. Я сейчас начала писать новый рассказ. Могу выкладывать по частям или в конце недели полностью))


^^^^^
 
 
Заголовок сообщения: Re: мой роман
Сообщение Добавлено: 21 июн 2012, 00:13 
матёрый готяра
Аватара пользователя
Сообщения: 237
Откуда: Ростов-на_дону
12 окт 2011, 10:10
Романтично... вампирично...

_________________

-Это не ведьмино зелье, это компот!
- Что я делаю не так?
- Сахар добавляешь...


^^^^^
 
 
Заголовок сообщения: Re: мой роман
Сообщение Добавлено: 30 янв 2015, 03:01 
особа, приближённая к...
Аватара пользователя
Сообщения: 538
Откуда: Москва
21 янв 2015, 22:11
Красивишно и очень романтишно))

_________________

Музыка не имеет отечества; отечество ее — вся вселенная. —
Быть загадкой для окружающих-это не искусство-это предназначение твоей жизни..


^^^^^
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 7 ] 



Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  



© 2006 - 2011 OTTO DIX