OTTO DIX official forum


Текущее время: 24 фев 2019, 09:19

Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 6 ] 
Автор Сообщение
 
Заголовок сообщения: Ляпис-лазурь святого Андрея
Сообщение Добавлено: 21 апр 2012, 18:10 
старожил(ка)
Аватара пользователя
Сообщения: 1033
Откуда: г.Москва
29 окт 2007, 17:38
Ляпис-лазурь святого Андрея.


Мертв, боящийся красной смерти; кто не думает, что красная вечность была всегда. Влюблен, верящий движению тел, и смущен, не ощущающий движения тела; смущен от новизны этого ощущения любви. Разочарован и заплакан этот, сидящий и болтающий ногой – посмотри, дешево изодраны ногтем голени и слезы неестественны, привычно-выплаканы почти до дыр, уже совсем не жалко, уже совсем никак – намечтавший и выдумавший ложное будущее: горько потухает звезда к рассвету, и он думает, будто она тухнет его волей, и солнце восходит ради него и умирает ради него; замерший меж циклов, между одним движением тела и другим ровно таким же. Он считает умершей магию, он считает ее живой, когда старый Одесский базар наполнен цыганами, что готовы нагадать очередному движению гормонов взаимность, и мертвой к прозрению. Одесса наполняется сумерками, он мертв и боится красной смерти… когда-то его зародыш был опутан сетью бардовых вен, а сейчас он боится, и будто снова увяз в плаценте; тысячный раз за жизнь.
Мертвая магия своей кроной скрыла свой ствол от глаз этого невежды. Ее корни едва вспучены у последней видимой человеку черты – взошедшая из драмы элевсинских мистерий, к этому году вновь стала драмой, испускающей пар и веселящие умы испарения – и теряются в красной смерти. Покричи, покричи еще громче в привычный к шуму город; ствол уходит в сердце этого города, и все вокруг – красная смерть; ногти, нога и кровь, слезы неразделенного движения; ногти, нога и кровь… падающий снег укроет каждую голову к вечеру; а ствол, растущий сквозь Элевсин, продолжит проходить насквозь; мои письма, отправленные вникуда, мои письма конкретным адресатам; именно шелест ветвей дает слову власть, питает их приворотом и соком смерти; вновь рождает в крови Холокост и Хиросиму, вновь и вновь, пробуя своим вместилищем человека за человеком.
Вечер. Письмо ждущему на другой стороне (Я ненавижу ту Россию, что обнажается из-под снега каждой весной, что меняет паспорта, как змеиные шкуры. Задираясь к небу видеть стаи гулких птиц над и под проводами. Цветной Бульвар, с его бесцветными переулками, наполненными крысами. Город - как выбритое влагалище, внутри весь мокрый и одинокий; и то, что нельзя влюбляться в тех, кто разделяет твои интересы. Потом эти интересы начинают отдавать зудом в деснах. Так - я потерял огромное количество любимых вещей и книг. Почти каждый день чувствую, как ноют щеки и сокращается горло; подобное чувствуют плачущие, но я чувствую это каждый день без всяких слез: в метро, на улице, при разговорах. Мне уже думается, что это нормально. Никогда, мой возлюбленный сын, не думай искать людей по интересам. Иначе ты вызовешь в себе стойкое отвращение к такому огромному количеству красивых вещей. Это будет даже не боль - боль, преломленная, дает многое - это зуд, и зуд - всегда гибель. Припомни мою весну, я вырвал один день за всю эту весну и до сих пор тщательно помню его: запах, запах самого воздуха, - а из остальных дней не помню ничего. Как не помню нескольких лет, не помню последних или предшествующих последним - месяцев. Но я помню каждую минуту, когда мне было больно. Это такая боль, как новорожденного, ощущающего первый воздух, или рожающей; такая боль нового, когда неразработанное сердце впервые ощущает. Я помню только эти дни, а значит, я помню только свою боль, и ничего другого. Ни одна выставка. ни одна книга ничего не оставила, а вот эти дни - да. Цветные Бульвары красивы; никогда не гуляй по ним с возлюбленными, иначе потом ты захочешь срезать их с лица города, но никто не подчинится тебе, и ты всегда будешь вспоминать. Я бы сказал тебе, что несчастная любовь длится три года, чтобы ты успокоился. Но вернее будет, что за три года умирает голос, и никто постыдно не признается, что ничтожно обожает намного дольше, чем три года. Помни, что тебе нельзя проводить нити между возлюбленными и красивыми городами. Иначе ты захочешь уничтожить искусство. Помни, что тебе нельзя открывать свои таланты в связи с влюбленностями, иначе потом ты захочешь уничтожить их, а значит, уничтожить себя. Тот, кто окружен и собран лишь тем, что связано с любовью, оказывается в петле. Запомни это, пожалуйста; запомни и расскажи на моем примере своим важным, чтобы они тоже знали.
...а люди похожи на калейдоскоп. Они все проскользнули, никак не затронув, ни один из них не впился в меня. Я не помню огромного количества лет, и помню только одно лицо; скажи делающим надгробные камни, чтобы даже не думали выбить это, как эпитафию. Скажи им, чтобы написали: он любил целый один день позапрошлой весны. Но не говори, что я делаю от любого слова и любой мысли ровно пять шагов, чтобы вернуться к самому главному. Помни об этом, и люби только там, куда никогда не вернешься; и люби только тех, кто ничем на тебе не похож, а лучше - никогда не люби) завершено, и снова вечер закончен. Занятость монотонной работой, которую возможно разбить на фрагменты и кости, дает оценивать каждый свой день, как «удачу» или «поражение»; письма умершим слышны для мертвых сильнее и краше, чем слезы, сопли и крики – живым.
Поздравь меня тем, (если уж не поцелуем) что хорошим сном в мою голову.
Мне снится медлительное пастбище. Глухой услышит сегодня; мальчик Андрей заклинает овец. Пастбище начинается двигаться быстрее; слепой увидит его шумным и выпирающим за раму реальности; мертвый пожелает скорейшей смерти, не стоит подобному двигаться от горизонта до горизонта, но находить лишь спрятанную или оголенную скорбь, мертвым быть лучше, мальчик играет на флейте. Мой любезный дядюшка Зигмунд говорит, что это мне кажется, будто овцы на поле начинают двигаться быстрее, чем ближе флейта к надрыву и краю; и кажется мне так от того, что мое тело оживает, когда я вижу его; что это мое тело заставляет мир шевелиться; но мой любезный друг Платон говорит, что нет, это ТО, восславленное им, и оно заставляет глаза слезиться, и сквозь поволоку весь мир в движении. Реальность такова, что под его флейту шевелится каждое, и куда мне не затеряться среди прочих овец, что умиротворенно возбуждены его флейтой. Посмотри, Андрей, любимый племянник Фрейда и лучший друг Платона заворожен тобой, нелепо дребезжит телом и как бы приманивает внимание. Зигмунд вписывает его в свой труд, Платон умилен и растроган.
Будучи дэвом, что грозой над иранским нагорьем веками мелькал, дребезжал от востока до запада распавшимся на позвонки позвоночником, Рагда-Намаль почернел бурей, свернул свое тело кольцом, и упал к усмирившему флейту. Та звуком жалит сердце. Но Зигмунд говорит, что это – вовсе не флейта, а точнее, не совсем флейта; а Платон – лишь флейта, флейта, и ничего другого, но, быть может, этому конкретному сердцу – змея. Да, черная, с желтым пятнами на гландах, чуть ниже змеиных щек, скользит под пальцами и сползает на траву. Это питон, должен душить, но кусает (В тот момент, когда происходит крен по моей внутренней морали, когда рыцарский фарзац идет трещинами, внутри меня все кричит, что я не люблю тебя, никогда больше не буду любить тебя, и никогда не любил; все мое тело пытается доказать себе и тебе это. Но я уже слишком хорошо себя знаю, чтобы не знать: в момент твоей гибели, я не смогу больше не любить тебя... может, только вслух не любить, а может, даже и вслух не получится) – дэв обещает Андрею все Царство Божье, если флейта затихнет для глупых овец, и если трава не услышит пения флейты, если все и всегда отныне будут слышать только молчание мертвенной трубки; свернуть грозу в крохотное тело пса и задремать, головой прильнув к коленям мальчика, и вилять молниями от легкого поцелуя в наэлектризованный воздух.
Посмотри, как живет город. Задери голову и до неприличия смотри в окна. Женщина, снимающая одежду, не желает ли она, чтобы ее видели, и будто бы «случайность» порождала в прохожих Робина, увидевшего в холодном ручье Мэриэн? Она двигается с особым лоском, а потом разочарованно опускает жалюзи – одиноко рыдает; а кто-то кричит, а кто-то не кричит, умирает, а кто-то боится красной смерти… всхлипывает, что гром – это гром, а не страшный дэв Рагда-Намаль сотряс горизонт.
Сегодня отпевали женщину, сохранившую девство до смерти. Не плакал никто. Ее сухая мать будто осуждала взглядом. А вчера отпевали плодовитого, и дети от разных женщин грызли друг другу глотки: самая слабая глотка треснула и кровь потекла на гроб. Завтра отпевают Диониса, водой празднуя рождение Вакха.
Я сниму с тебя очки, чтобы ты владел двумя копиями меня. Тем, что прямой и понятный. И тем, что разбит и дофантазирован твоей близорукостью. Мое понятное «я» ощущает боль измены, когда ты любуешься в моих очертаниях тем, кого ты придумал. Я сожму твои плечи, как бы говоря, что на твоих похоронах – буду плакать; верно помнить плач твоей флейты и презирать все другие флейты планеты… а вчера сказали, что так не играет человек, что Рагда-Намаль овладел тобой, что ты ему отдался, потому что он дэв, что никогда мне не быть тебе, ни покорным стадом сотен овец, не королем развесистой молнии. Но я сожму твои плечи, и буду плакат на твоих похоронах; а мой плач – самый тихий и не дождь дэва холодного ветра, но я крепко сожму твои плечи…
…Цветной бульвар одной весной из тысячи становится Цветным. Отбрасывая тень на собственные переулки, похож на Хрона, выражающий отцовство через священный каннибализм. Помнишь женщину с четвертого этажа? Мой старший брат Шопенгауэр говорит, что от крика, если бы могла, она – лопнула бы по швам, ребра разошлись бы и матка раздвинулось, вертикально раздвинулось бы тело, кожа тронулась бы – и никто не заметил бы, кроме любителей вялой клубники под светом советской лампы. Задирающим головы в 17:24, когда она идет в душ, скидывая на кухне халат, придется искать кормушку. Скажи мне, разорвись она в одночасье кусками, крикнул бы кто и позвал бы врача?
Мне мерещатся твои плечи. К ним прижавшись щекой, я услышу шум ветвей вечного древа. Оно – Логос гностиков, а на самом деле банальное сердце. Пальцами интуитивно буду повторять его такт вдоль всего позвоночника, а сердце будет шуметь в такт моим ударам… всюду красная смерть. Пережавшие рябину для своих мужей, интуитивные ведьмы. Красный всегда возбуждает сердце, а дядюшка Фрейд кричит в рупор ладоней «фаллос-фалЛОС-ФАЛЛОС»; знающие это, даже предаваясь старению, кормят мужей малиной и давят рябиновый сок.
…дэв Рагда-Намаль шестой цикл играет в щенка. Он говорит, что под городами живут ундины и королевы канализационных вод. Играют утопленниками и ласкают их холодные мерзлые губы своими губами. Прижмись ухом к земле, сквозь рев гидрантов, те хрусты – это смерзшиеся пальцы продолжают движение по ребрам этих ундин – вот, где молчит дядюшка Фрейд и ликует Платон – дошедшие пальцами сквозь вечность всех ребер, находят лишь хвост, и утопленники умирают от этого разочарования.
А в темноте есть город, где собрано зло. Если ты признаешь меня своим псом, то станешь – моим псом, и я покажу тебе ***, где заточены в своих историях убийцы. Они огорожены дорогами собственных безумств, никто не войдет и никто не выйдет. Потаенный сад, где почитают Эрешкигаль. Она твердо стоит на земле, обнажено грудью повернувшись к убийцам. Ее пальцы зажимают лицо, но там, где пальцы скрывают губы, она давно съела мясо с собственных фаланг, и продолжает сквозь кости изрыгать пророчества.
Вот что мне снится. И твоими плечами я укрою себя от города этих убийц. Тем, кто играет на флейте и сердце, неведомо, как ночью я был женщиной. Мы с моей дочерью потерялись, а наш «отец» нашел себе другую жену и дочь. Мы шли дорогой к городу ***, и я мыслила о свернутой шеи нашей семьи. Молилась ундинам из сточных вод, косилась на мужчин-убийц, а на площади, где Эрешкигаль изрыгает, спросила «почему все так?», и она ответила мне «как – так?», потому между вопросом и ответом прошла пропасть нескольких секунд, а мир изменяется и сбрасывает свою кожу за время, равное одной миллиардной секунды… я отвергла Эрешкигаль и тут же потеряла дочь. Обиженная женская доля заставила меня смотреть на эбеновую кожу Богини, и чьи-то руки выхватили из моих детскую ручонку. Ее ногти последний раз царапнули мою ладонь, и все, и все, и все… темный город ***, его не может существовать нигде, кроме подпола вымыслов и подподподсозананий, творцов античных трагедий и душевнобольных. Но даже здесь, где в домах только убийцы, я смогла потерять свою дочь, тогда как в Москве – это проще в сто крат. Здесь – в домах по левой стороне педофилы, по правой растлители матерей и отцов – ты можешь собрать все в комок, и держаться крепко; столица огнями расхолаживает.
…вот, что снится женщинам. Я без стыда расскажу тебе это:
Тихий ручей сквозь мрачный город. Он впадает во владенье подземных ундин. Вода красновата в отблесках аварийной лампы. Вот, что снится всем женщинам – страна умерших дочерей – здесь ундины (такие же дочери, но на них наплевать, потому что это – дочери каких-то других женщин) хвостами распарывают нечистоты, в ворохе трепья сушат жабры; те топорщатся, а заглянешь внутрь – КРАСНАЯ СМЕРТЬ!; подбирая хвосты, каждая женщина видит в кошмарах эти тонкие и хрупкие лица, и за острые зубы за прозрачной кожей. Когда игры с маленькой девочкой заканчиваются, ее остатки часто бросают в канализацию. Здесь она достается ундинам. Лобзая и щекоча раны, они извергают кровь до тех пор, пока в теле остается эта самая кровь. А пустую шелуху ундины пускают по течению, эта шелуха застревает и копится возле решеток, пока ревущий поток воды не отрывает от этой оболочки руку или ногу, пока ревущий поток не переламывает кости… может пройти некоторое время, но мясо быстро сыреет, а кости в этой канализации приходят в негодность; приходит срок, и разрозненно это месиво проходит сквозь решетку, и покидает канализацию. Будто невзначай находят белесые и покрытые слизью черепа… вот, что им снится. Узнать в прогрызанных лицах свое; стряхивая тину, ил, откидывая длинных и плоских детенышей стрекоз, которые ранее так боялась, не замечая, пальцами отрывая в задоре от этой мякоти куски плоти, рыть вглубь, в поисках той самой родинки на предплечье, а затем заплакать… заплакать-взвывь, если родинка есть, а затем уверить себя, закричать, что, может, точно таких же родинок найдется сполна у миллиарда умерших детей; заплакать-смеяться, если родинки нет, а затем содрогнуться, что может, ее просто сгрызли в потехе ундины. Никогда не узнать, никогда до конца не понять, почему же в ту ночь ее детская ладошка выскользнула из твоей руки… рыть, и никогда и никакого клада, никакого забвения, рожай-не рожай новых, не забудешь это тихое и сдавленное «мама!» умершего когда-то ребенка.
Вот, что снится всем женщинам! Пожалуйста, скрой меня своими плечами от этого. Скрой, и я скрою тебя.
…но старый дэв говорит, и куда мне угнаться за скоростью рева повелителя грома, когда говорит, что будь он твоим, ты его – никогда не узнаешь, что в сердце мужчины кошмарами властвуют сильфы.
Это духи, Андрей, в сердце которых – время. Наверное, мы все ими окружены и обмотаны их играми. Мой дядя говорит (из-за спины повторяя любимое слово «фаллос»), что это сильфы ломают наши возможности к старости; тогда как женщина, будто паровоз, все еще движется сквозь «расцвет» или «второе цветение»; вот их кошмар, они ночью от него встают, но даже не могут кричать, потому что их женщины рядом. Они бродят по комнатам и коридорам, но разве они счастливы, разве краснота их любви в том, чтобы боятся своим половин? Вечность молиться, чтобы ветер не переломил им *дядя подскажет тебе нужное слово*, а если все же переломиться, ощущать до наступления вечности, запах других духов на шеи своих жен – им снится, как дочери со своими мужьями в кровати, а он уже не в силах сотворить ребенка… вот почему реки Египта окрашены кровью, и вот почему под занавес умирают все первенцы, - ветер играет их нервами, нервы сдают, а потом фаллос трескается по швам. Сильфы играют мужскими кошмарами сладострастнее, чем мужчины своими женами.
Он расскажет тебе про Ишварги, а мне, может залезть на подоконник и до крови тереть себе ногу? И проклясть все флейты земли, за то, что так вышло, что я появился, когда ты целовал в громовое ухо дэва Рагда-Намаль.
Он расскажет тебе про Ишварги – кошмар всех мужчин. Если мужчина встречает паирика, он рубит его надвое, и две половины оживают, как два существа; он сокрушает его снова, на этот раз двумя ударами, и рождается четыре. Кошмары множатся бесконечно, и в этот год паирика уже всюду. Вот почему мужчинам снится Ишварги, город злокозненных духов. Что они видят своих жен, застывших на коленях перед демонами. Губами плутающих в змеях чужого лона… а сильфы забавятся с нервами земных мужчин, и Древо насмехается на чающим волшебства, не понимающим, что оно – драма; как когда-то было рождено из драмы, теперь вцепилось своей кроной в собственные корни… дай мне свое плечо. Дрожащие руки надежнее грома холодного дэва, пахнущего росой и озоном.
…как-то неловко, святой Андрей, моими нервами играет твоя душа. Если сломать флейту, думаю, овцы перестанут биться в экстазе. Если сломать тебе флейту, дэв перестанет играть в собаку и рассказывать о далеком Ишварги. Если сломать тебе флейту, стану ли я дрожать меньше, или, может, еще сильнее, когда пойму, что единственный дрожу перед твоими плечами?
Кажется, сон идет рябью. Я вижу, что овцы уже не двигаются. Они замерли… нет, друг Платон говорит, что я – суть аффект, и не было никаких овец, это надгробные камни белеют на зеленой траве. Змея сползает по коленям и прячется где-то в тумане розоватого рассвета.
Женщина в 17:24 раздевается у окна, и хочет любви или хочет разорваться на части.
Много столетий назад хоронили и плакали.
Сегодня пьяного разрезало надвое колесами на Китай-Городе, его кровь прыснула на стекла. Обломки не хоронили – сжигали.
Завтра кто-то скажет, что Ишварги, дэвов и паирика не существует. Кто-то разорвет себе голени и будет кричать, думая, что звезды гаснут для него и солнце всходит для него. Женщинам будет снится последний удар детских ногтей о ладонь. Я почему-то не запомнил, как играет твоя флейта, или, может, она молчит(?), запомнил ляпис-лазурь, которой я вульгарно назвал цвет твоих глаз. А еще плечи.
Дыхание напоминает мне о Вагнере.
…Цветной Бульвар бесцветен для многих, черен для слепых.
… Мертв, боящийся красной смерти; кто не думает, что красная вечность была всегда. Влюблен, верящий движению тел, и смущен, не ощущающий движения тела; смущен от новизны этого ощущения любви.
В смущении я дремлю, видя надгробия для овец и надгробия для надломанных флейт. Вешние воды отходят, стекая вглубь, толкают собой детские трупы до узких решеток и начинают ломать влажное мясо и ослабшие кости.
Все имена придуманы, а совпадения случайны. Я снимаю с тебя очки. Два моих «я» ревнуют друг к другу. Мои письма, отправленные вникуда, мои письма конкретным адресатам; вновь рождают в крови Холокост и Хиросиму, вновь и вновь мне мерещатся твои плечи.

_________________

"Meister des Mordes, schenke mir den Tod!"


^^^^^
 
 
Заголовок сообщения: Re: Ляпис-лазурь святого Андрея
Сообщение Добавлено: 21 апр 2012, 19:36 
готище
Аватара пользователя
Сообщения: 183
Откуда: Россия
27 фев 2012, 16:00
Обалдеть... Это что-то... Не знаю, поразительно!
Только вот... Не «бардовый», а бордовый, и, «в никуда» пишется все-таки раздельно)

_________________

Но нет смысла
держать на них зла,
Я даже не хочу о них
петь -
Просто некоторые
старятся раньше,
Чем успевают
начать взрослеть.


^^^^^
 
 
Заголовок сообщения: Re: Ляпис-лазурь святого Андрея
Сообщение Добавлено: 21 апр 2012, 21:32 
старожил(ка)
Аватара пользователя
Сообщения: 1033
Откуда: г.Москва
29 окт 2007, 17:38
бардовый - здесь все же от Бардо
Но ошибки могут быть, я не вычитывал.

_________________

"Meister des Mordes, schenke mir den Tod!"


^^^^^
 
 
Заголовок сообщения: Re: Ляпис-лазурь святого Андрея
Сообщение Добавлено: 07 май 2012, 13:42 
Модератор
Аватара пользователя
Сообщения: 3635
Откуда: Одесса
29 окт 2008, 12:05
Куча зрительных образов сразу открывается взору, картинка за картинкой, и все это связано между собой каким-то общим настроением, эдаким сплином.

Вобщем, очень и очень интересно)

_________________

Никто не умрет девственником, жизнь отымеет всех.© Курт Кобейн


^^^^^
 
 
Заголовок сообщения: Re: Ляпис-лазурь святого Андрея
Сообщение Добавлено: 11 май 2012, 21:21 
старожил(ка)
Аватара пользователя
Сообщения: 1033
Откуда: г.Москва
29 окт 2007, 17:38
Спасибо.

_________________

"Meister des Mordes, schenke mir den Tod!"


^^^^^
 
 
Заголовок сообщения: Re: Ляпис-лазурь святого Андрея
Сообщение Добавлено: 16 фев 2015, 01:50 
особа, приближённая к...
Аватара пользователя
Сообщения: 538
Откуда: Москва
21 янв 2015, 22:11
Поразительно красиво

_________________

Музыка не имеет отечества; отечество ее — вся вселенная. —
Быть загадкой для окружающих-это не искусство-это предназначение твоей жизни..


^^^^^
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 6 ] 



Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
 cron


© 2006 - 2011 OTTO DIX