OTTO DIX official forum


Текущее время: 25 апр 2019, 14:21

Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 9 ] 
Автор Сообщение
 
Заголовок сообщения: Шолах [рассказы]
Сообщение Добавлено: 03 мар 2009, 15:33 
особа, приближённая к...
Аватара пользователя
Сообщения: 551
Откуда: Московская область
20 янв 2009, 14:55
Почти выдуманные истории
... Которыми я изредка балуюсь. Про меня и моих друзей.

ВНИМАНИЕ! НЕНОРМАТИВНАЯ ЛЕКСИКА!

_________________

Рыбки безмолвно вопияли в банке, не желая становиться нелегальными эмигрантами, но, увы, их слышала только моя обострившаяся шизофрения.(с) О.Громыко.


Последний раз редактировалось Шолах 03 мар 2009, 15:43, всего редактировалось 1 раз.

^^^^^
 
 
Сообщение Добавлено: 03 мар 2009, 15:33 
особа, приближённая к...
Аватара пользователя
Сообщения: 551
Откуда: Московская область
20 янв 2009, 14:55
История первая.

HIM, Шолашег и Манула.

- Маааааняяяя!!!! – Шолах потрясла дверь ванной. Нет ответа.
- Ну Мааааань!
- Отвали…- мрачно донеслось оттуда.
- Ага. Оставь меня старушка, я в печали. Вылезай!
Тишина.
- Манула! Вылезай немедленно, или я дверь вынесу!
- Да бля! Выноси что хочешь, шкаф, картины, побрякушки, только отцепись!
Шолли вздохнула и уселась на пол.
- Я не могу спокойно слушать, как моя подруга третий час выстукивает лбом об ванну похоронный марш!
- А что мне еще выстукивать? Марш Мендельсона???
- Ну зачем так сразу… хотя бы «Танец с саблями» попробуй…
Предсмертный стон гарпии заставил Шолашу торопливо отползти в сторону и сныкаться за шкаф…
Причина депрессии Ману была проста и тривиальна. Сегодня вечером Химы давали концерт, а они с Шолашкой пролетели, как два куска прессованной стружки над Кустанаем… и теперь о том, что у Ману депрессия, знал весь дом. Правда, мнения были разными: кто-то считал, что в квартире у Шолли кого-то зверски пытают (с этим Шолли могла согласиться – депрессия Ману не сравнима ни с какими инквизиторскими пытками, и даже ей, поклоннице бдсма, было слегка не по себе), кто-то считал, что в квартире поселился мятежный дух, и вовсю названивал парапсихологам (приехавшим ученым был предъявлен этот самый мятежный дух, после чего поседевших ученых в срочном порядке увезли в Кащенко, а квартиру дружно объявили аномальной зоной).
- Мань! – Шолах предприняла очередную попытку воззвать к временно отсутствующему разуму подруги, - ну хватит уже! Ты мне весь потолок в ванной закоптишь, и проспиртуешься похлеще Вало!
- Шолли! Изыди! Вот прикинь если б ты на концерт Лакримы не попала…
- Я бы взяла зал штурмом! Что и тебе предлагаю сделать уже битый час! Нет, ну если тебе так нравится стяжать себе славу рылеевского полтергейста, то я не против… - ехидно уточнила Шолли, уловив интерес в молчании из ванной.
- Шолли… - донесся из ванной горестный всхлип, - ты это серьезно???
- Да чтоб мне всю оставшуюся жизнь Сердючку и Зверева слушать! – с чувством побожилась Шолли, - Манечка! Солнышко мое ненаглядное, рыбка моя вяленая, сокровище мое стройное, я тебя умоляю, вылезай оттуда, зараза! А???
Задвижка щелкнула. Шолли издала длинный переливчатый вой, и ринулась в ванную, наступив на кота. Кот привычно обхамил ее антисемиткой, и скрылся с глаз.
- Шолли… - Ману попыталась выскрестись из ванной, но затекшие ноги девушки предательски подвернулись. Шолажко невозмутимо стряхнула с себя пену, и решительно выловив Ману, завернула ее в полотенце. Потом критически оглядела.
- Ндааааа… красодко.
- Чдо дебе де ддавится? – Манула выдала раскатистый чих, и украдкой высморкалась в полотенце.
- Вот это мне не нравится! – Шолли обличительно ткнула пальцем в обнажившееся дно ванной, усеянной пивными бутылками. Маня смущенно кашлянула, пытаясь задвинуть подальше тазик, доверху наполненный окурками, что не укрылось от бдительного взора Шолах.
- Ману!!!! Ты охимела????
Да. Ману в гневе ужасна. Но 90 кг в гневе – это уже стихийное бедствие.
Маня поежилась и попыталась закосплеить кота из Шрека – на Шолах это обычно действовало. Но делать умильные глазки, когда они то и дело пытаются разъехаться в стороны – товарищи, да вы сами-то пробовали? Да еще когда на вас неотвратимо надвигается нечто большое и злобное…
Тогда девушка принялась усиленно шмыгать носом, но чавкающе-свистящий звук, под аккомпанемент громкого подквакивания желудка, напугал ее саму.
- Тьфу на тебя, - вздохнула Шолашь, - марш на кухню. Щас думать будем…
- А чего тут думать? – Ману покорно зашлепала в указанном легким пинком направлении.
- Ага! – Шолли оглядела ванную, мысленно плюнула на нее рукой, и двинулась за подругой, - трясти надо?
- Меня и так уже всю трясет, - Ману с нежностью прижала к себе горячий чайник.
- Эт с перепою, - тоном знатока отозвалась Шолаш, отбирая у нее чайник, и вручая офигевшего кота, - а так же с перегреву, перелегу, перепугу…
- Шолли!!!!
- Ну хулли??? Не пыли, свитхат, еще не выстроили ту стену, которую Шолашъ не пробьет своей грудью! – Шолли воинственно напыжылась.
- … предварительно не осторгамившись, - язвительно добавила Ману, изо всех сил удерживая извивающегося пиявкой кота, который решил что он здесь явно задержался.
Шолах смутилась. Критически оглядела рекомую часть тела.
- Не нравится – бей сама, - она отобрала у Мани кота, небрежно завязала его в узел, и сунула его обратно.
- Чем? – Ману красноречиво уставилась на свою грудь. Шолах тоже, с куда большей нежностью.
- Лбом! – мрачно буркнула она, не отводя глаз. Ману смущенно кашлянула и повыше натянула полотенце.
- Свитти… ну ты же что-нибудь придумаешь? – глаза наконец удалось привести к единому знаменателю, и кот из Шрека пошел на ура.
- А куда я денусь? – уныло вздохнула Шолах, поняв, что стриптиз окончен.

- Ну? Как я выгляжу? – Манула эффектно нарисовалась в дверях кухни. Шолах подавилась бутербродом. Кот уставился на Ману, захлебываясь слюной. Шолли быстренько сунула его голову себе под мышку, пытаясь обуздать взбунтовавшееся либидо, ибо Маня нацепила на себя нечто столь прозрачное и короткое, что не устоял бы даже… даже… Здесь мысли Шолли оборвались, она закрыла глаза, и пару раз стукнулась лбом об стену.
- Что, совсем плохо?!! – переполошилась Ману, - слушай, а если…
- А если ты не наденешь вообще ничего? – подсказала Шолах, не открывая глаз.
- Ну…- Манула задумчиво оглядела вариацию нижнего белья номер 144. Предыдущие 143 были забракованы как недостаточно сексуальные – ибо Шолли их видела, но мужественно критиковала, - я об этом думала. Но решила, что пробиться в зал будет гораздо проблемнее.
Шолли открыла глаза и попыталась отыскать в зеленых очах подруги хоть каплю совести. Однако взгляд Ману, почуявшей, что встреча с любимым вампиром близка как никогда, был затуманен одной единственной мыслью: легко это будет снимать или нет?
- Мань, - вновь попыталась вернуть ее на землю практичная Шолах, - ты простудишься и посинеешь. Вряд ли Виляну нравится нежно голубой цвет… он у нас конечно, весь из себя готичный… но отнюдь не некрофил!
- Откуда ты знаешь? – подозрительно сощурилась Ману.
- Да я вообще цуко догадливая…
- Не простужусь! – Ману с любовью разгладила полупрозрачный пеньюар.
- Тогда простудится он! – зашла с другой стороны Шолажко, - будет кашлять… сопеть… сипеть… вращать красными глазками…
- Исходя из твоих слов у него хроническая простуда.
- У него будет хронический нервный тик, косоглазие и заикание если он увидит тебя в таком виде.
- Но я так и хотела! – оскорбилась Манула.
- Хотела быть изнасилованной нервно дергающимся, косящим и заикающимся типом? И кто из нас бдсмщик? Да он в тебя даже с третьего раза не попадет, если будет так дергаться…
- А я на что? Помогу… направлю… придержу… и даже подвигаю, если что…
-Маня!!!! – Шолах грохнула кулаком по столу, и повела на девушку налитым кровью глазом.
- Шолли!!!! – Ману уперла руки в боки и не менее грозно уставилась на подругу.
- Маня!!!!
- Шолли!!!!
- Маня!!!!
- Шолли!!!!
- Маня!!!!
- Ик… - подруги прекратили орать друг на друга, и с удивлением уставились на судорожно икающего кота. Бедное животное замахало лапами, мол не обращайте на меня внимание, я нечаянно…
- Ну вот, - Шолли изловила кота за хвост и нежно обняла. Кот захрипел.
- Довела мне животное до истерики…
- Ну да, конечно, - Ману скептически оглядела откровенно синевшего кота, находящегося в последней стадии базедовой болезни, - и что ты мне предлагаешь по поводу одежды?
- Юбку надень! Именно юбку, не пояс и не пластырь! Учти, я прослежу…
Манула оскорблено хлопнула дверью…

Со стосороковой попытки Шолах удалось нацепить на Ману нечто, отдаленно напоминающее юбку. Весьма отдаленно. Ибо прозрачный кусочек ткани совершенно ничего не скрывал, но Ману уперлась рогом, голося, что Шолах хочет сделать из нее монашку… У Шолах опустились руки, ноги, и прочие части тела. Причем опустились именно на Ману, и в итоге юбка ценой неимоверных усилий, поцарапанного носа и подбитого глаза у кота была все-таки надета. В конце концов Шолах пригрозила что запихнет Ману в мешок, и просто сложит ее у двери гримерки, что Ману восприняла с энтузиазмом. Правда, когда Шолах добавила, что именно этим мешком она будет расчищать себе дорогу к гримерке, отчего содержимое может потерять товарный вид, энтузиазм Манулы слегка угас… поэтому до концертного зала они добрались почти без проблем, ибо стенания подруги по поводу недокрашенного левого глаза, недостаточной прозрачности чулков и несоответствующей ее ножкам высоты каблуков Шолли уже давно научилась воспринимать как общий шумовой фон…

- Ну и как мы пройдем? – Ману недоверчиво оглядела плотный заслон безбилетных фанатов, преграждающих заветную дверь.
- Учись! – Шолажко потуже натянула кепку и заорала:
- Девченки! С той стороны Вилле подъехал, сама видела! Он расписался у меня вот здесь!!! – Шолах распахнула куртку и продемонстрировала какие-то каракули на весьма внушительном декольте.
Толпа снялась с места и, улюлюкая, рванула в сторону указанную Шолахой.
- Шолли, это что?? – вытаращилась Ману. Шолах застенчиво шмыгнула носом.
- Это Тило расписался… еще год назад…
- Мда… бедный, - Манула от души посочувствовала незадачливому шведу, представив, что ему пришлось пережить, прежде чем он все-таки соблаговолил расписаться… О том, что пришлось пережить Аннэ, вздумай она воспрепятствовать, Ману благоразумно старалась не думать. Напоминаю: 90 кг в гневе…
- А этих мы как? – Ману кивнула на два платяных двустворчатых шкафа, на которых по какому-то явному недоразумению красовалась надпись «Секьюрити», - ты их вырубишь коронным ударом с левой? Или продемонстрируешь им стиль – взбесившийся асфальтоукладчик? Шолли? Шолах! Шолашик, я к тебе обращаюсь…
- А? – Шолли сфокусировала глаза на подруге. Выражение этих глаз не сулило охранникам ничего хорошего, ибо любовные флюиды, источаемые ею в бешеном количестве, добрались уже и до них, заставив неуверенно переминаться с тумбы на тумбу… то есть, простите, с ноги на ногу. Хотя разница в данном случае несущественна.
- Шолли, - Ману попыталась удержать подругу, прущую с целеустремленностью танка по направлению к парням, - тебе же такие бугаи не нравятся.
- На данный момент Шолах всеяден! – Шолли не обращала на повисшую на ней подругу никакого внимания.
- Ты же Тило любишь!
- И его тоже…
- Он тебе не простит!
- Не волнует!
- У тебя на него не хватит!
- У меня хватит на всех, и на тебя тоже! На тебя в первую очередь, если не отвянешь!
Ману решила, что стоять на пути у паровоза дохлое дело, и отцепилась. А Шолажко дошла до охранников и страстно выдохнула, не церемонясь:
- Как насчет секса, мальчики?!!
- Эээээ… - неуверенно протянул один, рассматривая перевозбужденный центнер, маячивший перед носом.
- Я так и думала, - Шолли уверенным движением заломила обоим руки за спины и втолкнула их внутрь, напрочь игнорируя протестующий писк.
- Да ладно, ребятки, - Манула уверенно вошла следом, - вам понравится… если не будете сопротивляться.

- Уф! Еле тебя нашла! – взъерошенная Шолах вынырнула из слэмящейся толпы рядом с Манулой.
- Че так долго? – возмутилась та. Шолли смерила ее красноречивым взглядом, и тихонько поинтересовалась:
- Тебе показать?
- Нет!!! – Ману шарахнулась в сторону, - я тебя очень люблю, но прости, жить очень хочется… хотя бы сегодня.
- Какая ты… не ласковая, - скуксился Шолашик.
- Зато ты блин, любвеобильная наша! – фыркнула Ману, - как там охранники?
Шолли честно нахмурила лоб и с сомнением протянула:
- Да кажется живы…
- Кажется?
Шолли пошевелила губами, позагибала пальцы, и неуверенно кивнула.
- Теряешь хватку, свитхат! – убежденно сообщила Ману, - раньше не кто из них не уходил от тебя, не сменив ориентацию…
Шолашь покаянно вздохнула и уставилась на сцену, на которую как раз выскользнул Вилле. Ману превратилась в соляной столб.
- Все, - меланхолично вздохнула Шолажко, - Олень в астрале…
- Олень в экстазе, - отстраненно поправила Ману, не отрывая взгляда от сцены.
Шолах хмыкнула и тоже уставилась на сцену. Однако через пять минут ей это надоело.
- Мааааань! – потеребила она подругу за рукав… за какой там рукав… За юбку. Юбка жалобно треснула и осталась у нее в руках. Шолли икнула и попыталась было повесить ее обратно, да поди это сделай, когда на ней ни одной пуговицы… в конце концов девушке удалось завязать ее узлом где-то в районе Маниных подмышек.
«Потом одерну, - подумала она, - если повезет…»
- Мааааань!! А это он так раскачивается, чтоб в него труднее попасть было?
Ману медленно перевела взгляд со сцены на подругу.
«Медуза Горгона курит», - успела подумать Шолли, неторопливо отходя от подруги. Только ветер в ушах свистел.

- А куда теперь? – жалобно стенала Ману, подхваченная, как пушинка, толпой, несущейся к выходу.
- Сюда, - рука Шолах вцепилась в остатки юбки, едва не сметя их напрочь. Кое-кто из фанатов мужеского полу остановился было, привлеченный демонстрацией весеннего сезона нижнего белья, но наткнулся на многообещающий взгляд Шолаши, и тихо свалил. Ману же вцепилась в юбку как в спасательный круг, дабы не быть унесенной бурным потоком.
- У тебя есть план? – поинтересовалась она у подруги. Шолах с готовностью пошарилась по карманам и продемонстрировала подруге пачку самокруток.
- Шолли! Да не этот!
Шолах залезла в декольте и выудила пакетик с белым порошком.
- Шолашь!!!
Под прокурорским взглядом подруги Шолажко сквасилась и извлекла из правого ботинка пачку презиков и с надеждой уставилась на Маню: мол, угадала?
Ману глубоко вздохнула, закрыла глаза, помассировала виски и терпеливо спросила:
- Как ты собираешься пройти в гримерку?
- Зачем? – искренне удивилась Шолах.
Ману решила что над ней издеваются. Однако взгляд Шолаши был так сержантски прям и свободен от каких либо мыслительных усилий, что Манула поняла: подругу просто укачало в общем слэме.
- Шоличка, - Ману ласково приобняла подругу за квадратные плечи, - ну соберись, бэйби! Ну сообрази… на чей концерт мы пришли?
- На Хим, - уверенно ответила Шолах.
- Умочка! А кто тогда в гримерке?
- Вилле, - менее уверенно ответила Шолах.
- А как нам туда пробраться?
- Зачем?
- ШОЛАХ!!!!!! ТЫ ИЗДЕВАЕШЬСЯ??????
Ману уперла руки в боки и нависла над подругой, которая, потеряв поддержку, от души треснулась копчиком об бетон.
- Зачем в гримерку? – кротко поинтересовалась она у разъяренной Ману, - я же знаю в каком клубе они будут отдыхать…
- Эээээ… - Ману натянуто улыбнулась. Шолах позеленела. Оскал был хорош… «Рассвет мертвецов» да и только.
- Ты охранникам на входе так улыбаться будешь, - буркнула Шолах, пытаясь встать на разъезжающиеся конечности.
- Думаешь, поможет? – озаботилась Ману.
- Да, мисс робот, ваша улыбка неотразима…
- Ой, а можно я прям щас потренируюсь??? – Воодушевилась девушка.
- Не надо!!!! – заорала Шолах, отпрыгивая сторону. Кто-то жалобно взвыл. Шолли машинально выудила из под себя чье-то наплющенное тело, и пинком отправила в сторону выхода. Потом аккуратно уцепила дующуюся подругу под локоток.
- Экспромт, май дарлинг, - нравоучительно произнесла она, - правит этим миром!

- Шолли, я не могу, - проскулила Ману, цепляясь руками за косяк, - не могу я вот так сразу…
Шолах не отвечала. Грозно сопя, она пыталась отодрать пальцы подруги от косяка.
- Шолашенькааааа… ну можно я еще пять минут постою, в себя приду…
- Пошел уже второй час из твоих пяти минут! – рыкнула Шолах, - выходит, я зря стриптиз на входе танцевала?!!!
Что верно, то верно: идея Шолли прикинуться девочками по вызову для финнов, как ни странно, сработала… но не сразу. А только после получасовых воплей Ману, что она не согласна изображать колл-герл (Шолли предложила ей поизображать бордель-маман и до клуба добиралась быстрым шагом, переходящим в медленный бег), поисков черного входа (на которые ушло еще полчаса, поскольку походя приходилось отбиваться от кучи желающих познакомиться с Маней поближе, ибо одернуть ей юбку Шолах благополучно забыло), сами отбивания (ради которых Шолаше пришлось отодрать от какого-то забора здоровенный дрын), и убеждение охранников (применять силу Шолли не хотела и поэтому битых полчаса с пеной у рта они с Ману убеждали секьюрити в своей профпригодности. Сначала на словах, но потом обозленная до крайности Шолах отпихнула Ману в сторону, и исполнила стриптиз вокруг рекомого дрына, после чего охранники, посовещавшись и разглядев, как свистит, рассекая воздух этот самый дрын в могучих руках Шолашика, решили, что умирать мучительной смертью им сегодня не хочется).
Но возле самого «кабинета», где заслуженно отдыхали Химы, Манула встала как вкопанная, вцепилась всеми конечностями в косяк и заявила что дальше не пойдет!!!
В результате чего Шолах битый час перебирала всю ее родословную, одновременно пытаясь отскрести ее от косяка.
- Шоооооллллллииииииииии….
- Тьфу! – Шолах вытерла пот рукавом куртки и злобно уставилась на истерикующую подругу, - и что нам теперь, всю ночь тут стоять?
- Ну Шолаааааах…
- Что???
Маня жалко шмыгала носом.
- Может ты первая войдешь?
- Чегоооооо???? Да далось мне это скелетообразное!!!
- На своего шведа посмотри! – оскорблено взвилась Ману, - тоже мне секси-пекси, цирлих-манирлих на тонких ножках!!
Шолах начала гневно раздуваться. Ману моментально вспомнила, зачем они здесь, и сменила тон:
- Ну Шоличка… ну давай ты первая зайдешь… а я потом подтянусь…
Шолах глубоко вздохнула.
- Господи, - с чувством обратилась она к неоновым лампам, стащив кепку, и молитвенно сложив руки, - ты же все видишь? Скажи, мне это зачтется?
- Обязательно, - страстно выдохнула Ману, поняв, что подруга почти согласна.
- Аванс будет? – мрачно поинтересовалась Шолах. Ману с готовностью запечатлела на кнопке рылеевского разлива самый страстный поцелуй, и решительно пихнула подругу в дверь. Та, традиционно, по закону подлости, зацепилась ботинком за ковер, и на бреющем полете влетела в помещение… раздался грохот. Ману прижала ухо к двери.
- Здоровеньки булы, пани шановни громадяне, - уверенно зачастил голосок Шолли, - а чого вы тут робите? А, водку дуете? А я тоже хочу!
Больше Ману ничего не услышала, но гомон за дверьми был определенно доброжелательным…
- Так, соберись, - Ману обдернула юбку (та с ехидным треском осталась у нее в руках) , - вот черт… ну ладно, не важно… так, я вот щас войду и скажу… а что я скажу? Привет? Глупо… Вилле, я тебя люблю? Банально… Может, перепихнемся? Вообще идиотизм какой-то… Экспромт? Нет уж, сегодня целый вечер экспроментируем… Так! Значит я просто молча войду и… а если у меня чулки порвались? (судорожное оглядывание) А вдруг прическа растрепалась? (судорожное ощупывание) А вдруг я чихну? А вдруг он чихнет??? Ааааа, была не была…
Ману решительно толкнула дверь и закашлялась от клубов табачного дыма. Огляделась… и застыла, вытаращив глаза!!!
Ибо коленях у Вилле, блаженно подхихикивая и обнимая его за шею, сидела Шолах!!!!!!
- МУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! – звуку, вырвавшемуся из груди Ману, сложно подобрать описание. Что-то типа мува быка производителя, обнаружившего во вверенном ему стаде, нахального бычка малолетку, пристающего к его любимой буренке. Да и Вилле как-то опал с лица…
- Эээээ… хи. Хи-хи-хи, - Шолах натужно подхихикивала, аккуратно сползая с коленей Вилле, стараясь держать охреневшую подругу в поле зрения, - Манечка? А мы вот тут… плюшками бал… аааа… в смысле, пиво пьем…
- Что ты делаешь на его коленях? – голос Ману громовым раскатом прокатился от одной стены до другой. Столик с пивом явственно вздрогнул.
- На чьих? – широко распахнула глаза Шолаша, - ой Вилле!! – со смесью радости и удивления произнесла она, будто только что заметив вжавшегося в угол дивана певца, - а ты что тут делаешь?
Виль проблеял что-то маловразумительное, не отводя перепуганных глазищ от Ману. А та никак не могла придти в себя, то закрывая, то открывая рот, пыжась со страшной силой, размахивая руками, пуская пар из ушей, скребя копытом… ой, простите, топая ногами…
- Маня, Маня, - Шолах подкрадывалась к Ману, успокаивающе выставив вперед ладони, - дыши глубже! Повторяй про себя: я спокойна… Шолли мой друг… все хорошо… жизнь прекрасна и удивительнааа…уп!
Шолах едва увернулась от душевной затрещины. Ману гордо вскинула голову и решительно прошагала к жмущемуся в углу Вилле. Решительно же устроилась на его коленях, решительно положила его руку себе на талию, решительно обняла за шею и обвела подозрительным взглядом остальных, буде кто пожелает покуситься на ее сокровище…
Однако все было на удивление тихо… Линде успешно прикидывался пальмой, Бартон – ветошью, Газ безуспешно пытался спрятаться под табуретку и только Миже истово молился… Ману удовлетворено кивнула, цапнула со стола бутылку пива и нежно улыбнулась приходящему в себя Вилле, который, разглядев одежду на Ману (вернее, ее отсутствие), скоренько сориентировался и положил вторую руку девушке на коленку, при этом столь невинно трепыхая ресницами, что Ману почти поверила…
- Уф! – Шолах размашисто перекрестилась, и, недолго думая, вскарабкалась на колени к Миже. Сегодня ее явно тянуло на крупнячок… И понеслось.
Через полчаса все перезнакомились. Еще через полчаса, когда за знакомство выпили в пятый раз, парни поинтересовались, как девчонки умудрились сюда пробраться, и Шолажко принялась пересказывать им эту эпопею в лицах, с последующим исполнением стриптиза… Ману, уловив заинтересованный блеск в глазах своего сокровища, оттеснила Шолли обратно на колени к Миже (который облапил ее с намерением больше не отпускать), воткнула дрын в пол и показала класс. После этого равнодушных в комнате не осталось, и даже Шолах попыталась, подсесть поближе, однако Вилян сгреб девушку в охапку, и так выразительно зыркнул на всех, что желание пропало разом… у всех, кроме Шолли. Она еще минут пять побрыкалась, пока Миже благоразумно не сунул ей в руки очередную бутылку пива.
Потом… кажется, парни уговорили их сплясать на вдвоем бис… потом они вспомнили что вообще-то на дворе старый Новый год, и принялись водить хоровод вокруг дрына, распевая «Джингл Беллз»… потом Газ завопил что он Йеллопуки и попытался подарить Ману свою футболку… Потом Шолах нарисовала на этой футболке хартограмму с черепом и костями и пошла за новым ящиком пива… Потом удивленный ее долгим отсутствием Миже пошел за ней и вернулся с какой-то грудастой мартышкой, опознанной Ману как солистка Виа Гры… Потом влетела злобная как рой ос Шо и пинками выпроводила вовсю строившую глазки Вилле девицу за дверь… потом она обиделась на Миже… потом Миже исполнял стриптиз, чтоб добиться ее прощения… потом пиво опять кончилось и все пошли пешком до отеля, голося по дороге «Шумел камыш, деревья гнулись», «Калевалу» и почему-то «Нат гона гет ас…»
Что было потом, Шолли не запомнила. Последнее что запечатлелось в ее памяти – Ману пинком открывает дверь номера, и волоком, за руки затаскивает туда Вилле…

Очнулась Шолах от того, что ее кто-то настойчиво тряс.
- Девушкаааа! – орал кто-то ей в самое ухо. Шолли наугад махнула рукой, и, судя по грохоту и звону, попала.
- Девушкаааа, - опасливо и негромко позвали откуда-то издалека. Шолах дрыгнула ногой, и плохо завязанный ботинок, судя по звуку, впечатался в чью-то физиомордию.
- Девушкаааа… - шепотом осведомились из-под кровати. Шолах застонала, поняв, что вставать все-таки придется.
С пятой попытки приняв вертикальное положение, она честно попыталась открыть глаза. Глаза не открывались, тогда Шолах приподняла веки пальцами. Вокруг все расплывалось, а веки казались неподъемно тяжелыми.
Шолах опустила руки и зашарила по кровати. Руки наткнулись на что-то мягкое. Не раздумывая, Шолли двинула по нему кулаком. Услышала визг и смущенно извинилась.
- Девушка, - стонущий голос слегка окреп, - вам пора уходить. Мне тут прибираться надо.
Философски пожав плечами (мол, надо так надо) Шолах кувыркнулась с кровати, и на четвереньках поползла к выходу, по прежнему не открывая глаз. Звучно приложившись лбом об дверь, она вынужденно открыла глаза, выползла в коридор и огляделась. Из соседнего номера таким же макаром выползала Ману. Не сговариваясь, девушки поползли к лифту, и там, кое-как приняв вертикальное положение, кинулись к ресепшен, где выяснили, что Химы отчалили час назад, а потом, не сговариваясь, в кафе. Бармен не взял с них ни копейки, увидев добрые-добрые глаза Шолах, и дрын, покачивающийся в ее трясущихся от похмелья руках. Выпив по литру кофе, подруги смогли кое-как изображать внятную речь.
- Ну и как у вас с Миже вчера? – с любопытством поинтересовалась Ману.
- Не помню. А у вас как с Вилле? – с не меньшим любопытством спросила она, взглядом бывалой сплетницы обшаривая точеную фигурку Ману .
- Ооооо, - закатила глаза Ману, - чудесно! Мы с ним так… мы с ним… мы с ним… - постепенно голос девушки терял энтузиазм, а лицо вытягивалось.
- Мы с ним, - повторила она в четвертый раз, и глубоко задумалась. Пошевелила губами. Потерла лоб. Похлопала глазами и с ужасом уставилась на успевшую задремать подругу.
- Шолли!!!!
- А??? – Шолли подскочила, ошалело глядя вокруг и уставилась в полные ужаса глаза Ману, - кто??? Где???
- Шолли!!!! Я ничего не помню!!!!
- А… ну это и неудивительно, - Шолах успокоилась и закурила, - учитывая, сколько вы вчера выжрали…
- Шолли!!!! А вдруг ничего не было???
- Ну, - Шолах со вкусом затянулась, - учитывая, что на тебе черные боксерки в розовую хартограмку… что-то все таки было.
Однако Ману ударилась в тихую истерику.
- Шооооллииииичкааааааа… у меня единственный шанс был… а я ничего не поооооооомнюююююю….
- Ну… не надо так, - испуганно захлопотала Шолах возле безутешной подргуги, - может вспомнишь еще…
- А вдруг нет…
- Ну… верь в лучшее! Может, и не надо вспоминать?
- Офонарела????
- Шучу-шучу… - Шолах попятилась, однако Ману опять принялась страдать в голос:
- Аааааа… я ему не понравилась… он даже телефон мне не оставил… и не попрощааааалсяяяя…
- Ну, свитхат, они все сволочи… - Шолах неуклюже погладила Ману по растрепанной прическе. Та вцепилась в ее рубашку и прорыдала:
- Шолли!!! Ты мне друг???
- Смотря что от меня требуется… - моментально насторожилась Шолах.
- Шолли!!!!!!!
- Да друг, друг…
- Ты же не хочешь чтоб я умерла от отчаяния?
- Ты скорей от похмелья сейчас умрешь…
- Ты же не хочешь, чтоб я рыдала в твоей ванной всю неделю?
- Вот этого я точно не хочу! Пожалей моих соседей…
- Ты же не хочешь, чтоб твой кот скончался во цвете лет от разрыва барабанных перепонок?
- А животное-то за что, садюга???
- Шолли!!! Не уклоняйся от ответа!!!
- Да не хочу я, не хочу… чего надо-то?
- Следующий концерт в Питере через два дня… - Ману отцепилась от мокрой насквозь рубашки Шолах и с надеждой заглянула ей в лицо.
Шолли закатила глаза и застонала…

_________________

Рыбки безмолвно вопияли в банке, не желая становиться нелегальными эмигрантами, но, увы, их слышала только моя обострившаяся шизофрения.(с) О.Громыко.


^^^^^
 
 
Сообщение Добавлено: 05 мар 2009, 14:29 
готёнок
Аватара пользователя
Сообщения: 28
Откуда: Солнцеград
23 окт 2008, 15:12
Забавно :lol:
Только Тило Вольфф не швед. Он немец из Швейцарии.

_________________

"...Скрывая пороки,
В болезненном мире мы так одиноки..."


^^^^^
 
 
Сообщение Добавлено: 10 мар 2009, 10:30 
особа, приближённая к...
Аватара пользователя
Сообщения: 551
Откуда: Московская область
20 янв 2009, 14:55
когдя я писала, еще не знала...

_________________

Рыбки безмолвно вопияли в банке, не желая становиться нелегальными эмигрантами, но, увы, их слышала только моя обострившаяся шизофрения.(с) О.Громыко.


^^^^^
 
 
Заголовок сообщения: Не расставайтесь.
Сообщение Добавлено: 09 сен 2011, 16:01 
особа, приближённая к...
Аватара пользователя
Сообщения: 551
Откуда: Московская область
20 янв 2009, 14:55
Не расставайтесь.

Полвека не могу принять,
Ничем нельзя помочь,
И все уходишь ты опять
В ту роковую ночь.

А я осуждена идти,
Пока не минет срок,
И перепутаны пути
Исхоженных дорог.

Но если я еще жива,
Наперекор судьбе,
То только как любовь твоя
И память о тебе.


Стихи А. Тимиревой.


(Сталкеру Кайдановскому - не посвящаю. Ибо ему могу посвятить только свое молчание...)


Знаешь, а ведь я смутно помню, с чего все началось.
Нет, вру.
Все началось с дождя. Размытых дорог. Огромных луж, которые невозможно было обойти. И худощавой, сутулой фигуры, смутно угадывающейся в промозглом вечернем полумраке...
- Вы Сталкер?
- Да...
- Мне нужно в Зону.
Спокойный, чуть любопытный взгляд серо-голубых глаз в обрамлении тонких лучиков- морщинок.
Да.
Кажется, именно с них все и началось. С твоих глаз.
Думаете, "утонуть в глазах" - это метафора?
Я утонула моментально. Это... ни на что не похоже. У меня закружилась голова, и мне показалось, что я куда-то падаю... Знаете, как щемит в груди, когда падаешь во сне с высоты? Вот. Это чувство было похоже... И я так удивилась, обнаружив, что все еще стою рядом с тобой, по щиколотку в грязи и дрожу от пробившейся сквозь куртку мороси...
- Завтра утром. В шесть. Цену знаете?
- Да.
- Постарайтесь не опаздывать.
Я не помню, как добралась до дома - точнее, до дома временно приютившей меня хмурой, неразговорчивой тетки. Помню, что просто упала на кровать и заснула. Не раздеваясь. И спала без сновидений. А утром встала с таким ощущением, словно мне предстоит поход к зубному врачу.
Серый рассвет занимался словно нехотя, но на улице было уже достаточно светло, чтобы я смогла рассмотреть тебя получше. Сердце колотилось как бешеное, и отдавалось звоном в ушах. Мы уставились друг на друга, как... как... мы просто смотрели. Изучали. Принюхивались и прилаживались.
Ты просто осматривал меня с ног до головы. То ли внимательно, то ли рассеянно - я поняла, что странного было в твоих глазах. Постоянно меняющееся выражение. То испуганное. То грустное. То встревоженное. А иногда из глубин твоих глаз, как из темного омута, выныривала боль. Бледное, заросшее светлой щетиной лицо. Темные круги под глазами.
- Вы принесли деньги?
Я молча протянула тебе пакет. Ты нервно дернул головой - я заметила, что шея твоя обмотана грязным бинтом.
- Потом. Идемте.
Странно, вот чего я совсем не помню - так это зачем мне понадобилось в Зону. Вот хоть ты тресни, не помню. За тем, что казалось тогда безумно важным.
Ты повернулся и зашагал к железнодорожной насыпи, не вынимая рук из карманов сильно потертой куртки. Я торопливо семенила за тобой, оскальзываясь на липкой грязи, пытаясь поймать второй рукой лямку рюкзака.
Потом... потом были короткие перебежки. Пули, с чмоканьем впивающиеся в воду луж.
Отлетевшая щепка, чиркнувшая меня по щеке. И старая дрезина, на которую мы запрыгнули с разбега.
Перестук колес. Долгий перестук колес...
И тишина...

Тишина, мягко окутывающая нас сырым туманом - с кваканьем лягушек, далеким посвистом птиц и запахом цветов. Я видела, как ты закрыл глаза и блажено улыбнулся. Как на твое лицо возвращались краски...
Дрезина, тихо постукивая, докатилась до поваленных столбов и замерла.
Я сидела неподвижно, боясь тебя чем-то... спугнуть.
Ты открыл глаза. Счастливо улыбнулся.
Ты улыбнулся, как ребенок, проснувшийся ранним солнечным утром - в пору самого счастливого детства, когда в мире нет ни зла, ни страха, ни забот...
- Красиво здесь, правда?
Я огляделась. И серьезно кивнула.
- Очень красиво.
Я не соврала. Зона была потрясающе красива - дикой, нетронутой красотой. Куда ни глянь - всюду травы по пояс. Густые перелески. И даже остовы танков, обломки кирпичей, потрескавшиеся бетонные плиты не казались здесь дикими и неуместными. А лишний раз доказывали превосходство природы над человеком.
Золотистые паутинки плыли в воздухе, невесомо оседая на отцветающих соцветиях Иван-чая. Остро пахло землей и свежим, горчащим на губах запахом мокрой травы.
- Вы подождите, я сейчас вернусь...
Ты протянул мне бинты и гайки. И исчез.
Вернулся ты минут через пятнадцать, обнаружив меня все еще сидящей на дрезине, с полузакрытыми глазами, изо всех сил вдыхающую воздух...
- Что с вами?
Искреннее недоумение в твоем голосе. Я испуганно дернулась.
- Простите... я... я задумалась...
Ты отобрал у меня тяжелые гайки и привязал к ним бинты.
- Идемте. Вы первая. Вон в ту сторону.
Я покорно бросила гайку и шагнула вперед...

Долгая, изматывающая дорога. Гайка - десять шагов, гайка - десять шагов... Я не помню, когда ты отобрал их у меня и пошел впереди. Просто в какой-то момент тукнулась носом в твою спину и услышала: - Привал.
Только тут я поняла, как же устала... Сил не было даже на то, чтобы развязать рюкзак и достать бутерброды и термос с чаем. Поэтому я просто бухнулась на землю, сорвала с головы шапку и положила рюкзак под голову.
Земля была сырая. Штаны начали промокать, но я даже не могла пошевелиться - усталость опутывала своими цепями, не давая сдвинуться с места.
Я услышала, как ты опустился на землю рядом. Приоткрыла глаза.
Беспокойный взгляд серых глаз.
- Вы самый необычный мой клиент, вы знаете об этом?
- Почему? - я устроилась поудобнее, чтобы не выпускать тебя из виду. Ты беспокойно перебирал пальцами в воздухе, глядя в сторону.
- Вы не задаете вопросов. Ничему не удивляетесь, ничего не спрашиваете!
- Это плохо?
- Это необычно, - быстрая, неуверенная улыбка, - я к этому...- смешок, - не привык...
- А что я должна спрашивать?
- Не знаю... Такое ощущение, что вы целиком и полностью мне доверяете!
- Я не любопытна. И склонна верить людям, которые мне нравятся.
Ты помолчал.
- Здесь... здесь действительно так опасно?
- Нет, если вы в это верите...
- Здесь слишком красиво, чтобы чего-то бояться...
- Я говорю об этом всем. Зона - это... сложная система ловушек, которая меняется каждое мгновение, чуткая к любому.. к любому нашему действию! Она как капризная женщина - кого-то принимает, кого-то отвергает, и нельзя, нельзя относиться к ней с неуважением!!
Ты уже не сидел, ты вскочил и принялся нервно расхаживать по небольшому пятачку относительно сухой земли.
- Сколько здесь погибло людей... потому что никто, никто не верил! Они не слушают меня... Они приходят сюда за исполнением желаний - с пустотой в глазах, с обросшей жиром душой, со скептическими минами... У них же орган, которым верят, атрофировался! Я не знаю, кого мне водить сюда!
Тебя била крупная дрожь. Что мне оставалось делать? Встать, обнять и прижаться к тебе изо всех сил, защищая неведомо от чего...
- Никто не верит... - ломкий, больной, исходящий горечью голос, - никто...
Я молчала.
- А вы? - он отстранился от меня, беспокойно заглядывая в глаза, - вы верите?
Я не медлила с ответом. Потому, что действительно верила.
- Это хорошо, - торопливо заговорил он, беря мои руки в свои и слегка их сжимая, - это очень хорошо что вы верите, это просто замечательно! Вы верьте, вы обязательно верьте. Потому что иначе ничего не получится...
Он сжал мои руки подрагивающими пальцами. Огляделся.
- Отдохнули? Идемте дальше.

Старое, покосившееся здание. Скрипучие двери. И - вода. Повсюду вода.
Судя по шприцам и ампулам на полу, это было здание больницы. Прогнившие доски. Скрипучие двери.
- Вы любите стихи?
Ты присел на подоконник, тревожно вглядываясь в шелестящую под ветром листву.
- Люблю.
- Почитайте мне что-нибудь...
Не чинясь, я уселась на пол у его ног, подтянув колени к подбородку. Обхватила их руками.

- Как больно, милая, как странно,
Сроднясь в земле, сплетясь ветвями,-
Как больно, милая, как странно
Раздваиваться под пилой.
Не зарастет на сердце рана,
Прольется чистыми слезами,
Не зарастет на сердце рана -
Прольется пламенной смолой.

Пока жива, с тобой я буду -
Душа и кровь нераздвоимы,-
Пока жива, с тобой я буду -
Любовь и смерть всегда вдвоем.
Ты понесешь с собой повсюду -
Ты понесешь с собой, любимый,-
Ты понесешь с собой повсюду
Родную землю, милый дом.

Но если мне укрыться нечем
От жалости неисцелимой,
Но если мне укрыться нечем
От холода и темноты?
- За расставаньем будет встреча,
Не забывай меня, любимый,
За расставаньем будет встреча,
Вернемся оба - я и ты.

- Но если я безвестно кану -
Короткий свет луча дневного,-
Но если я безвестно кану
За звездный пояс, в млечный дым?
- Я за тебя молиться стану,
Чтоб не забыл пути земного,
Я за тебя молиться стану,
Чтоб ты вернулся невредим.

Трясясь в прокуренном вагоне,
Он стал бездомным и смиренным,
Трясясь в прокуренном вагоне,
Он полуплакал, полуспал,
Когда состав на скользком склоне
Вдруг изогнулся страшным креном,
Когда состав на скользком склоне
От рельс колеса оторвал.

Нечеловеческая сила,
В одной давильне всех калеча,
Нечеловеческая сила
Земное сбросила с земли.
И никого не защитила
Вдали обещанная встреча,
И никого не защитила
Рука, зовущая вдали.

С любимыми не расставайтесь!
С любимыми не расставайтесь!
С любимыми не расставайтесь!
Всей кровью прорастайте в них,-
И каждый раз навек прощайтесь!
И каждый раз навек прощайтесь!
И каждый раз навек прощайтесь!
Когда уходите на миг!*



- Это... это прекрасно, - сжатые на коленях руки, - спасибо вам... Я никогда не слышал н6ичего подобного... чтобы кто-то читал вот так...
- Спасибо.
- Не спасибо, - поморщился ты, - нет, нет, причем тут спасибо! Вы идите, - прямой, отчаянный взгляд, - вам... нужно. Вот, за порогом, Комната.

Смутно помню то, что случилось в Комнате. Опустошение. Боль. Слезы. Стоя на коленях, я то ли плакала, то ли молилась, упрашивая неведомо кого... о чем? О том, что в тот момент мне казалось самым важным. И еще о чем-то. То, чего тогда еще не понимала. Не знала. Не могла знать...
Обратную дорогу я тоже почти не помню. Десять шагов - гайка, десять шагов - гайка...
Путы проволоки, недобро щерящейся на нас колючками. Далекий, глухой лай собак. Оседающая на одежде морось. И краски, будто поблекшие...
Мы стояли, друг напротив друга. Молча. Я видела, как беспокойно шевелятся его пальцы, и не знала, что сказать. Удачи? Будь здоров? Прощай?
- Возвращайся...
Что?!
Взгляд, как будто я подарила самую сильную надежду на свете...
- Возвращайся... Ведь больше никто, никто не верит...
Я никогда не была ничьей надеждой.
- Я вернусь...

Я вернулась. Я шла по поселку с ощущением надвигающейся беды. Год - это так много. И так мало...
В дверях одного из домов, прикрывая глаза от света, стояла худая, большеглазая, коротко стриженая женщина. Я подскочила к ней и заорала:
- Где Сталкер?!!
Женщина, словно не чувствуя моего гнева, смотрела на меня со странной смесью грусти и жалости...
- Где Сталкер?!!
- Девочка, - грустно проговорила женщина, - совсем еще девочка. Зачем он тебе? Что ты знаешь о нем?
- Я хочу знать, где он, - я неожиданно успокоилась и без ненависти смотрела ей в глаза. А она - все так же грустно, на меня..
- Зачем? Посмотри... - она указала вглубь дома. На спящую в кровати бледную, худенькую девочку.
- Он же сумасшедший. Ненормальный. Блаженный. Почему?
- Потому что я ему верю.
Не ответив, женщина захлопнула передо мной дверь. Я побежала по поселку дальше, скользя по мокрому снегу, подгоняемая ледяным ветром...
Он сидел на холодном, влажном полу в пустом доме. Распахнутые настежь окна. Серые, прогнившие, дощатые стены. Присыпанный снегом стол, кровать, книги с выдранными страницами, обломки мебели... И он. В разодранной куртке. Надетых на босу ногу ботинках. С кровоточащей губой, синяком на скуле и кровавым пятном на свитере, сбоку...
Я опустилась перед ним на колени. Медленное движение ресниц.
- Это ты, - казалось он ничуть не удивился, - вернулась. А я ждал, да. Ждал...
- Что тут случилось? - я не узнала собственного голоса.
Он рассеяно огляделся вокруг.
- А от меня жена ушла, - вдруг признался он, - представляешь? Ушла. И Мартышку забрала...
Я взяла его лицо в ладони, принуждая заглянуть мне в глаза. Его щеки горячечно полыхали, а взгляд был устремлен куда-то мимо меня... Он видел меня, и одновременно не видел.
Денег хватило. И на то, чтоб заново обустроить и утеплить дом. И на то, чтобы вылечить его.
Поздней весной, когда в Зоне зацветают пьянящие травы, и на километры вокруг слышно, как журчит река, он сидел на крыльце дома, и, уперевшись подбородком в сложенные руки, о чем-то думал.
Я неслышно подошла сзади, положила руку ему на плечо. Он вздрогнул, и удивленно обернулся.
- Ааа, это ты. Ты все еще здесь?
- Проводи меня в Зону, - попросила я. Некоторое время он смотрел на меня, не мигая. Потом опустил ресницы.
Мы пробирались в Зону, почти не скрываясь. Нас не выследили. И снова все тоже самое : гайка - десять шагов, гайка - десять шагов... Будоражащий запах цветов, оседающая на ладонях пыльца, и теплые, клейкие, цепляющиеся за штаны листочки.
Покосившееся здание больницы, подсвеченное солнцем. И уже не так страшно. И теперь я точно знаю, чего хочу...
- Дай ему счастья...
Стоя на коленях, с закрытыми глазами, ощущая, как катятся по щекам слезы...
- Позволь ему быть счастливым...
Слыша, как усилившийся ветер сотрясает фанерные стены...
- Пожалуйста...
"Сталкер не может просить комнату за себя... для себя..."
"А я? Я могу попросить за тебя?"
Дай ему счастья. Зона-храм, Зона-божество. Пусть он будет счастлив - твой паломник, несущий на плечах всю тяжесть веры в невозможное. Твой верный вассал. Твой единственный ангел.
Я не знаю почему, но в опустевшем за зиму сером поселке вдруг начали расти цветы...


Первое "ты" - словно хлесткий ожег от пощечины,
Пальцев дрожанье, и отблески влаги в глазах...
Жизнь буреломом кидала, швыряла, ворочала -
Жизнь убеждала, что нет нам дороги назад...

Я не поверила. Ты не поверил, и под ноги
Стелется серая тропка - из общих дорог.
Прошлая жизнь незаметно подернется облаком,
Руку - в ладонь, и шагнем в никуда, за порог...

Слышишь, вздыхает трава, и роса, словно слезы
Катится палой звездой, зажигая рассвет.
Мы не расстанемся. Жить - никогда ведь не поздно.
Просто поверь мне. Прошу тебя, просто поверь. **


* - стихи А. С Кочеткова.
** - стихи Шолах.

23.08.10

_________________

Рыбки безмолвно вопияли в банке, не желая становиться нелегальными эмигрантами, но, увы, их слышала только моя обострившаяся шизофрения.(с) О.Громыко.


^^^^^
 
 
Заголовок сообщения: Re: Не расставайтесь.
Сообщение Добавлено: 09 сен 2011, 16:29 
старожил(ка)
Аватара пользователя
Сообщения: 1158
Откуда: Южно-Сахалинск
14 сен 2010, 10:35
Чувствуешь ты, Шолли. Больно чувствуешь.

_________________

Плюсы готхов-их впотьмах. (с) pSycHo


^^^^^
 
 
Заголовок сообщения: Re: Не расставайтесь.
Сообщение Добавлено: 09 сен 2011, 16:50 
особа, приближённая к...
Аватара пользователя
Сообщения: 551
Откуда: Московская область
20 янв 2009, 14:55
Анаэль, бывало и больнее. Куда больнее. Ничего, справился. Спасибо.

_________________

Рыбки безмолвно вопияли в банке, не желая становиться нелегальными эмигрантами, но, увы, их слышала только моя обострившаяся шизофрения.(с) О.Громыко.


^^^^^
 
 
Заголовок сообщения: Re: Шолах [рассказы]
Сообщение Добавлено: 19 апр 2012, 22:47 
готище
Аватара пользователя
Сообщения: 183
Откуда: Россия
27 фев 2012, 16:00
Сильно, красиво, стихи восхитительные...
Безумно понравилось...
А еще? *сделав умоляющие глазки*

_________________

Но нет смысла
держать на них зла,
Я даже не хочу о них
петь -
Просто некоторые
старятся раньше,
Чем успевают
начать взрослеть.


^^^^^
 
 
Заголовок сообщения: Re: Шолах [рассказы]
Сообщение Добавлено: 16 фев 2015, 01:55 
особа, приближённая к...
Аватара пользователя
Сообщения: 538
Откуда: Москва
21 янв 2015, 22:11
Сильно душевно красиво искренне)

_________________

Музыка не имеет отечества; отечество ее — вся вселенная. —
Быть загадкой для окружающих-это не искусство-это предназначение твоей жизни..


^^^^^
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 9 ] 



Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
 cron


© 2006 - 2011 OTTO DIX